Я - Anti-Orange!
Уважаемые участники форума!
Сайт "Я - Анти-Оранж" переехал по адресу anti-orange.com.
Там же находится новый форум.
Данный форум работает в режиме архива, все функции, кроме чтения отключены.

Преступления ОУН – УПА.
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 16, 17, 18  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Я - Anti-Orange! -> Преступления ОУН-УПА
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Ср Май 31, 2006 6:41 pm
Ответить с цитатой

Dr Aleksander Korman.
135 tortur i okrucieństw stosowanych przez terrorystów OUN - UPA na ludności polskiej Kresów Wschodnich.

(Перевод с польского - штурман).

135 пыток и зверств, применяемых террористами ОУН – УПА к польскому населению Восточных окраин.

Перечисленные ниже методы пыток и зверств представляют собой только примеры и не охватывают полного собрания способов лишения жизни в муках, применяемых террористами ОУН – УПА, к польским детям, женщинам и мужчинам. Изобретательность пыток награждалась.

Преступления против человечества, совершённые украинскими террористами, могут быть предметом исследования не только историков, юристов, социологов, экономистов, но также и психиатров.

Даже сегодня, спустя более 50 лет с тех трагических событий, некоторые люди, которым спасли жизнь, при изложении переживают, у них начинают дрожать руки и челюсти, а голос ломается в гортани.

001. Вбивание большого и толстого гвоздя в череп головы.
002. Сдирание с головы волос с кожей (скальпирование).
003. Нанесение удара обухом топора по черепу головы.
004. Нанесение удара обухом топора по лбу.
005. Вырезание на лбу «орла».
006. Вбивание штыка в висок головы.
007. Выбивание одного глаза.
008. Выбивание двух глаз.
009. Обрезание носа.
010. Обрезание одного уха.
011. Обрезание обоих ушей.
012. Прокалывание детей колами насквозь.
013. Пробивание заострённой толстой проволокой насквозь от уха до уха.
014. Обрезание губ.
015. Обрезание языка.
016. Разрезание горла.
017. Разрезание горла и вытягивание через отверстие языка наружу.
018. Разрезание горла и вкладывание в отверстие куска.
019. Выбивание зубов.
020. Ломание челюсти.
021. Разрывание рта от уха до уха.
022. Затыкание ртов паклей при транспортировке ещё живых жертв.
023. Разрезание шеи ножом или серпом.
024. Нанесение удара топором в шею.
025. Вертикальное разрубание головы топором.
026. Сворачивание головы назад.
027. Размозжение головы, вкладывая в тиски и затягивая винт.
028. Отрезание головы серпом.
029. Отрезание головы косой.
030. Отрубание головы топором.
031. Нанесение удара топором в шею.
032. Нанесение колотых ран головы.
033. Резание и стягивание узких полосок кожи со спины.
034. Нанесение других рубленых ран на спине.
035. Нанесение ударов штыком в спину.
036. Ломание костей рёбер грудной клетки.
037. Нанесение удара ножом или штыком в сердце или около сердца.
038. Нанесение колотых ран груди ножом или штыком.
039. Отрезание женщинам груди серпом.
040. Отрезание женщинам груди и посыпание ран солью.
041. Отрезание серпом гениталий жертвам мужского пола.
042. Перепиливание туловища пополам плотницкой пилой.
043. Нанесение колотых ран живота ножом или штыком.
044. Пробивание живота беременной женщине штыком.
045. Разрезание живота и вытаскивание наружу кишок у взрослых.
046. Разрезание живота женщине с беременностью на большом сроке и вкладывание вместо вынутого плода, например, живого кота и зашивание живота.
047. Разрезание живота и вливание вовнутрь кипятка – кипящей воды.
048. Разрезание живота и вкладывание вовнутрь его камней, а также бросание в реку.
049. Разрезание беременным женщинам живота и высыпание вовнутрь битого стекла.
050. Вырывание жил от паха до стоп.
051. Вкладывание в пах – вагину раскалённого железа.
052. Вставление в вагину сосновых шишек вперёд стороной верхушки.
053. Вставление в вагину заострённого кола и пропихивание его до горла, навылет.
054. Разрезание женщинам передней части туловища садовым ножом от вагины до шеи и оставление внутренностей снаружи.
055. Вешание жертв за внутренности.
056. Вкладывание в вагину стеклянной бутылки и её разбивание.
057. Вкладывание в анальное отверстие стеклянной бутылки и её разбивание.
058. Разрезание живота и высыпание вовнутрь корма, так называемой кормовой муки, для голодных свиней, которые этот корм вырывали вместе с кишками и другими внутренностями.
059. Отрубание топором одной руки.
060. Отрубание топором обеих рук.
061. Пробивание ладони ножом.
062. Отрезание ножом пальцев на руке.
063. Отрезание ладони.
064. Прижигание внутренней стороны ладони на горячей плите угольной кухни.
065. Отрубание пятки.
066. Отрубание стопы выше кости пятки.
067. Ломание тупым инструментом костей рук в нескольких местах.
068. Ломание тупым инструментом костей ног в нескольких местах.
069. Перепиливание туловища, обложенного с двух сторон досками, пополам плотницкой пилой.
070. Перепиливание туловища пополам специальной пилой.
071. Отпиливание пилой обеих ног.
072. Посыпание связанных ног раскалённым углём.
073. Прибивание гвоздями рук к столу, а стоп к полу.
074. Прибивание в костёле на кресте рук и ног гвоздями.
075. Нанесение ударов топором в затылок жертвам, предварительно уложенным на пол.
076. Нанесение ударов топором по всему туловищу.
077. Разрубание топором целого туловища на части.
078. Ломание по живому ног и рук в так называемой лямке.
079. Прибивание ножом к столу языка маленького ребёнка, который позже висел на нём.
080. Разрезание ребёнка ножом на куски и разбрасывание их вокруг.
081. Разпарывание живота детям.
082. Прибивание маленького ребёнка штыком к столу.
083. Вешание ребёнка мужского пола за гениталии на дверной ручке.
084. Выбивание суставов ног ребёнка.
085. Выбивание суставов рук ребёнка.
086. Удушение ребёнка накидыванием на него различных тряпок.
087. Бросание маленьких детей живьём в глубокий колодец.
088. Бросание ребёнка в пламя огня горящего здания.
089. Разбивание головки младенца, взяв его за ножки и ударив о стену или печь.
090. Подвешивание монаха за ноги возле кафедры в костёле.
091. Посадка ребёнка на кол.
092. Подвешивание на дереве женщины вверх ногами и издевательство над ней – отрезание груди и языка, рассечение живота, выкалывание глаз, а также отрезание ножами кусков тела.
093. Прибивание маленького ребёнка гвоздями к двери.
094. Вешание на дереве головой вверх.
095. Вешание на дереве ногами вверх.
096. Вешание на дереве ногами вверх и опаливание головы снизу огнём зажжённого под головой костра.
097. Сбрасывание со скалы вниз.
098. Утапливание в реке.
099. Утапливание сбрасыванием в глубокий колодец.
100. Утапливание в колодце и забрасывание жертвы камнями.
101. Протыкание вилами, а после жаренье кусков тела на костре.
102. Бросание на лесной поляне взрослого в пламя костра, вокруг которого украинские девушки пели и танцевали под звуки гармони.
103. Вбивание кола в живот насквозь и укрепление его в земле.
104. Привязывание человека к дереву и стрельба в него как по мишени.
105. Выведение на мороз нагишом или в белье.
106. Душение скрученной намыленной верёвкой, затянутой на шее, – арканом.
107. Волочение по улице тела при помощи верёвки, затянутой на шее.
108. Привязывание ног женщины к двум деревьям, а также рук выше головы и разрезание живота от промежности до груди.
109. Разрывание туловища при помощи цепей.
110. Волочение по земле привязанного к телеге.
111. Волочение по земле матери с тремя детьми, привязанных к возу, запряжённому конём, таким способом, что одна нога матери привязана цепью к возу, а к другой ноге матери – одна нога самого старшего ребёнка, а к другой ноге самого старшего ребёнка привязан младший ребёнок, а к другой ноге младшего ребёнка привязана нога самого младшего ребёнка.
112. Пробивание тела насквозь стволом карабина.
113. Стягивание жертвы колючей проволокой.
114. Стягивание колючей проволокой одновременно двух жертв.
115. Стягивание колючей проволокой одновременно нескольких жертв.
116. Периодическое стягивание туловища колючей проволокой и каждые несколько часов поливание жертвы холодной водой с целью прихода в себя и ощущения боли и страданий.
117. Закапывание жертвы в стоячем положении в землю по шею и оставление её в таком положении.
118. Закапывание в землю живьём по шею и срезание позже головы косой.
119. Разрывание туловища пополам при помощи лошадей.
120. Разрывание туловища пополам привязыванием жертвы к двум пригнутым деревьям и в последующем их освобождением.
121. Бросание взрослых в пламя огня горящего здания.
122. Поджигание жертвы предварительно облитой керосином.
123. Обкладывание вокруг жертвы снопами соломы и их поджигание, делая, таким образом, факел Нерона.
124. Вонзание ножа в спину и оставление его в теле жертвы.
125. Насаживание младенца на вилы и выбрасывание его в пламя костра.
126. Срезание лезвиями кожи с лица.
127. Вбивание между рёбер дубовых кольев.
128. Вешание на колючей проволоке.
129. Сдирание с тела кожи и заливание раны чернилами, а также обливание её кипящей водой.
130. Прикрепление туловища к опоре и бросание в него ножами.
131. Связывание – сковывание рук колючей проволокой.
132. Нанесение смертельных ударов лопатой.
133. Прибивание рук к порогу жилища.
134. Волочение тела по земле за ноги, связанные верёвкой.

Источник: «Na Rubieży» (Nr 35, 1999 r.).
http://www.wolyn.prv.pl


И этих членов ОУН-УПА Ющенко предлагает приравнять к ветеранам ВОВ?
_________________
Преступления ОУН-УПА



Последний раз редактировалось: штурман (Ср Мар 12, 2008 2:31 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Вт Июн 13, 2006 7:45 pm
Ответить с цитатой

Watażka.

Атаман разбойников.

Его преступления и лживые воспоминания.


Вроцлав, 2000 г. (Перевод - штурман).

Составлено на основе книг, изданных на украинском языке:
– «Воспоминания нерастрелянного». Димитр Купяк, – Нью-Йорк, 1991.
– «Расплата» – Отчёт с судебного процесса – составили Л. Верета и В. Чудовский, издательство «Каменяр» – Львов, 1970.


Эта работа посвящена большому украинскому патриоту Пану доктору Виктору Полищуку, проживающему в Торонто (Канада), автору книг под названием: «ГОРЬКАЯ ПРАВДА» – преступность ОУН – УПА. Он отважился открыть ПРАВДУ об идеологии ОУН – УПА, её деятельности и последствиях, опасных для Украины так же, как и для Польши.


Предисловие

Работа Бронислава Шеремета «Атаман разбойников – его преступления и лживые воспоминания» охватывает период наисильнейших действий по истреблению мирного населения украинскими националистами под красно-чёрным флагом фашистской Организации Украинских националистов (ОУН) и её «вооружённой силой», так называемой Украинской Повстанческой Армией (УПА). Этот период – последний год II Мировой войны, охватывающий рубеж 1944/45 гг. Именно в это время за Волынской резнёй запылали польские сёла в Восточной Малой Польше. УПА приступила к «этнической чистке».

Отрицательным героем книги Бронислава Шеремета является главарь отдела Службы Безопасности (СБ) ОУН – УПА Дмитро Купяк, сейчас житель Торонто в Канаде. Этот персонаж так далеко наводил ужас, что простой украинский народ говорил о нём как о «дьяволе», и многие уповцы также боялись Купяка и с удовольствием видели бы его на виселице.

Отряды СБ были сами жестокими соединениями ОУН – УПА, беспощадно расправлявшимися также со своими – инакомыслящими украинцами или с теми, кто протестовал против преступлений совершаемых по отношению к безоружному гражданскому польскому населению.

В своей работе автор опирается на собственные переживания, на рассказы своей двоюродной сестры Вероники Шеремет Фурманович – несостоявшейся жертвы Купяка, а также на опубликованную в 1970 году книжным издательством «Каменяр» книги под названием «Расплата», являющуюся подробным отчётом с судебного процесса над членами отдела СБ Купяка, который состоялся в Красном в 1969 году. К сожалению, процесс состоялся без участия главного обвиняемого.

Однако непосредственным импульсом к написанию Брониславом Шереметом работы стала изданная в 1991 году книга воспоминаний Д. Купяка «Воспоминания нерастрелянного». В этой книге Д. Купяк рисуется как незапятнанный герой Украины и борец за свободу. А свою банду Купяк представляет как отряд идейных людей, для которых любой экстремизм является чуждым. Ясное дело, ложь была разоблачена свидетелями, которые преступления приятелей Купяка видели собственными глазами. Доказано, что эти преступления имеют характер геноцида, который в соответствии с международным правом не имеет срока давности. Следовательно, ничего удивительного, что Д. Купяк пытается утаить свои преступления от общественного мнения.

Купяк говорит, что сражался за «независимую Украину» с обоими оккупантами – немецким и советским; о резне не вспоминает, а ведь это они составляли «средство и цель» борьбы за «независимость». Правда совсем другая, чем представлена Купяком, в ней нет места ни одному бою с оружием в руках, зато полно, до краёв, польской крови, главным образом, детей, женщин и стариков. Отсутствует в ней также кровь украинских земляков, которые отвергали «методы борьбы» ОУН – УПА и от её рук получили только одно – смертную казнь.

Лозунгом Купяка, как и всей ОУН было то, что обычно также произносила СБ: «Украину можно построить только террором, принуждая население к покорности и повиновению взглядам ОУН, а также «методом» деполонизации, означающий тотальную резню, как во времена Гонты и Железняка».

Купяк был одним из многих тысяч молодых людей, воплощавших в жизнь фашистскую идеологию и возникшие из неё принципы, выработанные ОУН – УПА. Эти принципы, применяемые на практике, привели к ужасным итогам. Награбленное имущество своих жертв (бижутерия, валюта) проводники ОУН – УПА вывезли за границу. Благодаря этому Купяк так быстро «разбогател» в Канаде. Также в эмиграции нажил другой «капитал», а именно, стал символом бандеровского геноцида, таким символом, каким Иван Демьянюк стал со стороны мельниковцев.
В настоящее время политическое положение вещей, правовой хаос в Польше и на Украине позволяют таким извергам не только быть на свободе, но также публично хвастаться выдуманными успехами, превращающих их в героев Украины. Купяк показал хороший пример, как можно безнаказанно свалить вину с бандеровского палача на польские жертвы и насмехаться над всеми общечеловеческими ценностями.

Купяк не имеет смелости посетить родной край, хотя сегодня может это сделать без препятствий и боязни задержания. Может быть, что спустя много лет его начала мучить совесть и обжигать окровавленные руки, а возвращение в Восточную Малую Польшу могло стать шоком, тяжёлым для переживания. Может быть, что он опасается и того, что порядочные люди, знающие преступления его и его приятелей, не подадут ему руки, смелейшие наплюют ему в лицо: больше всего боится мести оставшихся в живых членов убитых семей.

Случай Купяка является хорошим поводом для изучения правды об УПА, а также её страшной Службы Безопасности. Представить также ответ тем, кто не знает правды, святотатственным способом пытающихся сознательно поставить знак равенства между польской Армией Крайовой и украинской УПА. Одновременно является предостережением, что замалчивание правды об истребительном характере украинского национализма, свирепствовавшего полвека тому назад исключительно в восточных областях II Республики Польша, может стать искушением к возрождению его в новом масштабе, что, несомненно, было бы трагедией для польского и украинского народов.

Эдвард Прус.


Последний раз редактировалось: штурман (Чт Фев 12, 2009 11:33 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Вт Июн 13, 2006 7:57 pm
Ответить с цитатой

Вступление.

Убийства украинскими националистами польского населения, начатые на Волыни, распространились в конце 1943 года в тарнопольском, львовском и станиславовском воеводствах. На территории уезда Каменки Струмиловой в тарнопольском воеводстве, в окрестностях Буска и Красного уже в начале 1944 года было известно о свирепствовавшей банде Купяка как о самой преступной, жестокой и истребительной, вызывающей ужас не только среди польского населения, но и украинского. Это был так называемый отдел СБ ОУН – УПА или Службы Безопасности Организации Украинских Националистов – Украинской Повстанческой армии. Главной задачей этого отдела было уничтожение поляков, а также терроризирование и репрессии украинского населения для поддержания покорности и повиновения. Украинская семья часто платила мужской смертью за то, что её члены отказывались от службы в УПА или убегали с неё.

В феврале 1944 года, возвращаясь во Львов из моего родного села Адамы около Буска, в котором организовали самооборону от нападений украинских шовинистов, проходя через Буск, наткнулись на похороны 6-ти поляков. Тогда мы узнали, что это были польские служащие Управления Надлесничества (надлесничество – хозяйственно-территориальная единица, объединяющая несколько лесничеств - прим. штурман) – жертвы убийств, совершённых украинскими националистами под знаменем ОУН – УПА. Среди убитых также был мой друг и товарищ со школьной скамьи магистр Казимир Камински. Уже тогда говорили, что это была работа банды Купяка, и что все убийства и поджоги были делом группы СБ, насчитывающей около 20 человек, которой командовал Купяк. В то время также было известно о нападении на село Купчее, где были убиты и ограблены несколько поляков, а также нападение на хутор Водайе около села Грабова, где в овине живьём сгорело 7 человек, в том числе трое детей. Также совершено нападение на село Побужаны, во время которого убито 16 человек. Чисто в целях ограбления убиты две семьи в селе Чучманы Заблотны. Погибли 6 человек, в том числе ребёнок и старушка.

Список нападений и преступлений отдела СБ разбойничьего атамана Купяка очень длинный. Очень часто слышали в тот период о совершённых им преступлениях. Не предполагал тогда, что спустя полвека встречусь снова с этой фамилией, фамилией человека, исполняющего в настоящее время двойную роль.

Не думаю, что этот убийца со времени II Мировой войны, блеснувший теперь в Канаде в роли супергероя и украинского патриота, каким является в своих воспоминаниях, изданных в Канаде в 1991 году под заголовком «Воспоминания нерастрелянного», знал до каких пор убегал в 1946 году, оставляя своих подчинённых на произвол судьбы. В изданных воспоминаниях признаётся только в одном убийстве, выполненном по отношению к своему товарищу Богдану Морозу, которого заманил в Цментаж Лычковски и там застрелил, подозревая его в сотрудничестве с НКВД. Правдивая роль этого убийцы представлена в другой книге, написанной на украинском языке под названием «Расплата», в которой собраны документы и материалы судебного процесса над группой бандитов ОУН – УПА, возглавляемой Купяком. Обе эти книги стали темой моей работы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Вт Июн 13, 2006 8:11 pm
Ответить с цитатой

Уничтожение села Адамы.

1 сентября 1939 года началась польско-немецкая и одновременно II мировая война. 17 сентября произошло большевистское вторжение в Польшу. В конце сентября, под Тлумачем на Покуцю, попал в советский плен. В плену не раскрыл своего воинского звания (был подпоручиком резерва) и благодаря этому избежал позже смерти в Катыни. Попал в лагерь для рядовых солдат республике Коми, откуда мне удалось убежать во Львов, где с изменённой фамилией укрывался до времени немецкого нападения на СССР. В период немецкой оккупации вернул свою фамилию. Часто посещал своё родное село Адамы. В связи с постоянной угрозой её жителям нападениями украинских националистов организовали там самооборону. Организация самообороны не представляла больших трудностей, потому что после войны в село вернулись несколько бывших солдат Польской Армии, а также найдено достаточное количество оружия, оставленного польской армией в 1939 году. Каждый селянин имел оружие, хорошо спрятанное и законсервированное, а, кроме того, нашли два ящика оборонительных гранат с запалами и несколько винтовок. Главным оружием оказались гранаты, разрывы которых отпугивали и прогоняли нападающих, привыкших к нападениям на спящих и безоружных людей. Среди жителей украинских сёл ходили слухи, что село Адамы «до зубов вооружена польской армией ещё в 1939 году пулемётами и гранатомётами», которое не захотело организованных атак украинских банд.

Во время немецкой оккупации село отразило несколько попыток вторжения банд на свою территорию. Атаки повторялись только ночью, поэтому жители села были вынуждены постоянно бодрствовать ночью. В марте и апреле 1944 года, устав от постоянного бодрствования, жители села решили выехать на Запад железнодорожным транспортом, предоставленным немецкой властью. Имели надежду, что после окончания войны вернёмся в родное село.

Однако не все выехали, осталось несколько семей. Фронт уже был близко, под Бродами, следовательно, жители надеялись, что когда этими территориями овладеют советские войска, окончатся нападения, убийства и грабежи, совершаемые украинскими шовинистами. Среди оставшихся в селе семей также была семья моего дяди, родного брата моего отца, Феликса Шеремета. К сожалению, вскоре имели оказию убедиться как очень они ошибались. Жители, которые остались в селе, несмотря на опасность и попытки запугивания, закончили сбор урожая и готовились к осеннему посеву.

Об обстоятельствах нападения на моё родное село Адамы узнал от моей двоюродной сестры Вероники Шеремет Фурманович, которая была свидетелем тех событий. Вот её рассказ:
«В начале сентября, на третьем месяце функционирования советской власти, дошли до нас известия, что украинские банды с соседних сёл собираются с намерением совершения нападения, убийства оставшихся семей и сожжения села во время приближающейся ночи. Наша семья вместе с другими семьями на ночь спрятались в лесу.

Тем временем мой отец, Феликс Шеремет, отправился в Буск, где располагались крупные воинские части и чётко действовали НК ГБ, чтобы сообщить им о приближающемся нападении и просить вмешательства, которое предотвратило бы угрожающую опасность. Наша бабушка, Францишка Шеремет, старушка старше восьмидесяти лет, несмотря на просьбы и настаивание всей семьи осталась в доме и ни какими способами не дала уговорить себя к бегству и спрятаться вместе со всеми в лесу. Мне её было жалко, и в сумерках я прибежала из леса домой, чтобы ещё раз попробовать убедить бабушку и забрать её с собой, но она всё время отказывалась. Внезапно последовало бандеровское нападение. Уже не успевая убежать в лес, спряталась в соседнем саду, в густых кустах смородины. Парализованная от страха слышала выстрелы и крики бандитов. Через минуту увидела, как в нашей хате подошли двое бандитов. Один дважды выстрелил в бабушку, а другой поджёг соломенную крышу зданий. Сидела в тех кустах, стараясь тихонько переждать кошмар. Всё село было охвачено огнём. Ещё под покровом ночи, перед рассветом, нападающие собрались в одном месте и с пением «слава Украине» покинули ограбленное горящее село. В том пении очень сильно выделялся громкий женский голос, что было доказательством, что в этом нападении также принимали участие женщины. На рассвете покинула укрытие и подошла к догорающей хате. Во дворе увидела наполовину сгоревший труп бабушки.

На просьбу отца об оказании помощи, советская власть в Буске отреагировала таким образом, что лишь вечером следующего дня появились три танка, чтобы подтвердить, что от села осталось только сгоревшее пепелище. Кроме бабушки также погибли: Мария Швонс, Теодор Луцек, Адам Бродзяк, Ян Донбровский, Антонии Млот и Эмилян Лукасевич. Нам остался только выезд на Запад».

Сегодня известно, что организовал нападение на село Адамы и руководил им Д. Купяк. Это было нападение большого масштаба, так как кроме отдела СБ разбойничьего атамана Купяка в нём участвовали другие лесные отряды УПА, организованные из жителей соседних украинских сёл. Благодаря тому, что большинство семей выехало, а оставшиеся почти все успели спрятаться в лесу, погибло «только» 6 человек. То, чего не удалось сделать с селом со всеми жителями во время немецкой оккупации, сделано с горсткой семей во время советской оккупации. Это очень характерная черта «геройства» отдела СБ, как и покровительства советской власти.
В то время постоянно находился во Львове, официально, как студент, заканчивающий учёбу на ветеринара, а неофициально, как солдат нелегальной Армии Крайовой. В марте 1945 года был арестован НК ГБ и приговорён советским Военным Трибуналом к смертной казни, заменённой на 20 лет каторги. В советских лагерях находился более 14 лет. В апреле 1959 года меня передали властям ПНР.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Ср Июн 14, 2006 4:16 pm
Ответить с цитатой

В поисках правды.

Было нелегко жить на «свободе» в ПНР (Польской Народной Республике – прим. штурман) сознавая, что являешься лицом, находящимся под наблюдением, что время от времени должен являться в милицию. В момент моего ареста в 1945 году оканчивал курс Ветеринарии, осталось сдать последние экзамены. С большим упором и самоотверженностью предстояло преодолевать все трудности и препятствия, чтобы окончить учёбу. Начал работать и старался включиться в ход нормальной жизни. Сказались невзгоды, хлопоты и заботы, постепенно стирались воспоминания трагического прошлого, о котором старался временно забыть. Однако меня не покидала надежда, что эта империя зла и преступлений потерпит крах, придёт конец времени лжи и молчания и наступит такой момент, когда можно будет раскрыть заглушаемую долго правду. Спасибо Богу, такая минута наступила ещё во время моей долгой жизни.

Во второй половине восьмидесятых моя двоюродная сестра Вероника Шеремет Фурманович, которая после экспатриации поселилась с семьёй в опольском воеводстве, рассказала мне в подробностях о дальнейших событиях, касающихся села Адамы и убийства моей бабушки.

В 1969 году она участвовала в качестве свидетеля в судебном процессе, проводимом советской властью, над пойманными убийцами из банды Купяка. Будучи ночным свидетелем нападения на село Адамы, выступала как одна из многих, свидетельствующих о преступлениях, выполненных бандой.

Процесс проходил в ноябре и декабре 1969 года в местности Красное около Львова. Сестра, направляясь во Львов, на пограничном контрольном пункте в Медыце встретила женщину немного старше её возраста в компании офицера войска польского. Женщина производила впечатление очень подавленной и грустной, а сопровождающий её военный старался её утешать. При прощании говорил, чтобы думала о хорошем и что всё хорошо окончится. На советской стороне, под опекой милиционера, вместе доехали до Львова и поселились в том же самом гостиничном номере. Во время беседы незнакомка рассказала сестре, что едет в Красное, а сопровождающий её офицер – её муж, полковник УБ, что живёт в Варшаве и имеет двоих детей. Ничего больше от незнакомки не узнала, не сообщила даже своей фамилии. Вероника представилась ей и сообщила цель своей поездки. На вопрос сестры, с какой целью едет в Красное, ответила, что на эту тему лучше молчать.

На следующий день, рано утром, Вероника в компании милиционера выехала в Красное. Незнакомке сказали ждать в гостинице вызов на отъезд. По приезде в Красное милиционер проводил Веронику в столовую, чтобы она позавтракала и подождала, когда её пригласят в зал суда. При виде её, присутствующие в столовой люди подняли крик:
- «Славка Фалиньска, Славка Фалиньска приехала, эта бандитка и убийца, любовница разбойника Купяка!»
Чуть не дошло до суда Линча. Разгорячённых людей едва успокоил милиционер, говоря, что моя сестра это не Фалиньска, только свидетель, у которой убили бабушку, а Фалиньска приедет позже. Шум немного уменьшился, из разговоров людей следовало, что Славка была любовницей проводника Купяка, сотрудничала с ним и везде его сопровождала. Даже застрелила свою подругу, подозревая её в романе с Купяком. Таким образом, Вероника узнала, в чьей компании ехала от Пшемысля до Львова.

В суде на скамье подсудимых сидело пять преступников. Однако среди них не было главного организатора и проводника банды – Д. Купяка. От публики, собравшейся в зале суда, моя сестра узнала, что он убежал в Канаду, где на деньги, захваченные на грабежах, купил себе ресторан. Так избежал наказания за совершённые преступления. Вероника после высказывания заявления вернулась в Польшу и больше никогда не встречала Славку Фалиньску. Также не знала, выступала ли она тогда перед судом. Однако узнала, что во Львове издана книга на украинском языке, в которой описан ход всего судебного процесса.

Зададим себе вопрос: почему этот процесс прошёл лишь через 24 года после войны? Ведь эти преступники уже были осуждены раньше, некоторые из них отбыли большие сроки (10 – 15 лет), а теперь делу снова дана такая широкая огласка. Ответ на этот вопрос мне могли дать только воспоминания Вероники в книге. Начал её поиски с таким большим увлечением и усердием, что моя дальняя родственница, проживающая во Львове по сегодняшний день, прислала мне изданную там украинскую газету «Молодая Галичина» от 1 декабря 1991 года № 145 (6564), в которой было помещено небольшое, но знаменательное объявление. Содержание этого объявления представляю в переводе с украинского языка: «Министерство Юстиции Канады интересуется происшествиями криминального характера, какие имели место во время немецкой оккупации в 1941 – 45 годах в сёлах: Адамы, Богдановка, Грабова, Яблоневка, Неслухов, Новый Милатин, Побужаны, Полонична, Старый Милатин, Задвоже и Женюв в районе Буска и Злочова. Каждый, кто может предоставить какую-либо информацию на тему этих событий, приглашается Изосимовым Леонидом Фёдоровичем, прокурором Львовской области, явиться в ближайшее время в Прокуратуру во Львове по адресу: площадь Объединения, 7, 2-й этаж, тел. 72 – 48 – 11».

Теперь возник вопрос: зачем сейчас Министерство Юстиции далёкой Канады интересуется криминальными событиями, происходившими почти 50 лет тому назад на территории моих родных мест? Так как не имел сил явиться с сообщением к прокурору во Львове, описал всё в письме и выслал в Прокуратуру во Львове, а также к сведению Министерства Юстиции Канады и в Генеральную Прокуратуру Республики Польша в Варшаве. Ответ получил только из Канады с благодарностью и просьбой прислать имеющиеся документы.

В конце концов мне удалось отыскать искомую книгу «Расплата» – отчёт с судебного процесса в Красном, изданную во Львове в 1970 году. Немедленно выслал её ксерокопию, в Отдел по делам преступлений против человечества и военных преступлений. До сегодняшнего дня ожидаю дальнейшего продвижения в отношении военного преступника, находящегося на территории Канады, преступления которого не имеют срока давности. Также эта книга должна быть опубликована на польском языке, чтобы дать правдивое свидетельство о зверских убийствах, совершённых во время Второй мировой войны против польского населения украинскими шовинистами под знаменем ОУН – УПА. Таким образом можно обратить внимание тем, кто вместе с украинскими националистами сегодня старается вычеркнуть из памяти трагические судьбы поляков пограничных областей, во имя примирения обоих народов. Польский народ так, как и украинский, проживающий за Збручем, не чувствовал к себе враждебности или ненависти. Следовательно, им не нужно примирение и более близкая совместная жизнь, идти по пути заметённых следов и забвения украинских националистов, бывших граждан II Республики Польша, вдохновлённых и финансированных нашими общими врагами.

Также сегодня трудно говорить о наказании военных преступников, большинство из которых уже умерли. Зато обязательно их разоблачение и осуждение, чтобы такие убийцы как Д. Купяк не могли выступать в западных государствах, где после войны нашли убежище, как национальные герои Украины.
Ответ на вопрос, зачем советская власть проводила этот процесс лишь через 24 года после окончания войны, простой. Таким образом она хотела доказать правительству Канады, какому военному преступнику предоставлено убежище, и объяснить причины, недостающие для согласия на его экстрадицию. В Министерстве Юстиции Канады это дело ещё не закрыто, доказательством чего является цитированное раньше объявление в газете «Молодая Галичина». Дело в том, что самые бесспорные доказательства ищут у ещё живых свидетелей преступлений, совершённых украинским разбойничьим атаманом, чтобы смочь выступить против него. В настоящее время ждём дальнейшего продвижения Канадского Правительства в деле Купяка, в данный момент гражданина этой страны, военного убийцы, потому что его преступления не имеют срока давности.

Книга «Расплата» многое мне объяснила. Славка Фалиньска, бывшая жительница Буска и близкая сотрудница атамана Купяка, выступала в суде как свидетель обвинения под фамилией Сусабовска, гражданка Польши, жена польского офицера УБ. В той книге говорится в большинстве о жертвах, советских гражданах. О поляках, которых убивали только за то, что были поляками, упоминается мимоходом. Это было неправдоподобно, так как мишенью для атак банд ОУН – УПА в тех случаях, в целях деполонизации этих территорий, являлось именно польское население.

Проживающий в Канаде разбойничий атаман СБ ОУН – УПА Д. Купяк, кроме поляков, имеет на своём счету много убийств, выполненных также на украинских семьях. В своём родном селе Яблоневка убил не только всех поляков, которые остались после вывоза в Сибирь, но и несколько украинских семей. Как показала на процессе свидетель Сусабовска (Славка Фалиньска), после убийства семьи Яремкевичей за то, что их сын убежал из УПА, Купяк очень сожалел над тем, что ему удалось сбежать. Боялся, что в будущем Марьян Яремкевич отыщет его и отомстит за смерть родственников. Через бегство в Канаду этот военный преступник избежал не только суда, но и мести своих земляков, таких как сын Яремкевичей.

Вскоре выяснилось, что «Расплата» – не одна книга, описывающая деятельность банды Купяка. По другую сторону океана, в Канаде, была издана диковинная мемуарная точка зрения авторства того убийцы.


Последний раз редактировалось: штурман (Пн Июл 03, 2006 2:28 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Чт Июн 15, 2006 11:15 am
Ответить с цитатой

Лживые воспоминания нерасстрелянного.

Д. Купяк сегодня очень богатый человек, в украинской диаспоре Канады имеет славу большого национального героя и борца за «Независимую Украину».
В 1991 году в канадском Торонто в книге, названной «Воспоминания нерасстрелянного», были опубликованы его воспоминания. Это своего рода история борьбы украинских националистов за «независимость», однако содержит слишком много лжи, чтобы быть такой уважаемой. Имел возможность ознакомиться с её содержанием и удивился содержащимся в ней лжи и бреду Д. Купяка и историков, которые помогали в её написании. Этот убийца, который хладнокровно лишал жизни безоружных женщин, детей и стариков, представляется как верующий и очень религиозный человек. Часто обращается к Богу с благодарностью за то, что выбрался целым из беды, то есть за возможность побега за границу.

Слова «благодарю бога» не являются в этой книге редкими. Также часто выражает свою тоску по «неньке Украине», но не спешит с возвращением на неё. Теперь Украина свободна, не существует советский режим и не угрожают ему уже расстрелянные, но он боится своих земляков. Люди помнят его преступления. Остались в живых родственники убитых семей, которых не удалось ликвидировать как семью Яремкевичей, сохранили в памяти его преступления и передали всё молодому поколению.


Дмитро Купяк. Кличка - "Клей".

Содержание книги авторства Купяка наполнено ненавистью к полякам и всему, что польское. Украинский разбойничий атаман болезненно дышит ненавистью на Польшу и поляков. Это проявляется, в частности, в описанном случае его побега через Польшу в Канаду. В нашу страну выехал со Славкой Фалиньской, якобы, со своей женой, как экспатриант под именем Владислава Бродзяка. Оба доехали до Любавки, местности, находящейся в 2 км от чешской границы. Купяк остался в Любавке, она же отправилась в Бялу Подляску, где находилась её свекровь с внучкой, дочерью Славки. Свекровь, полька по фамилии Капий, выехала из Буска в Бялу Подляску в июле 1944 года, тотчас же после смерти своего сына, мужа Славки – Осипа Капия.

Этот человек, будучи районным проводником ОУН в Буске, убегая с немцами от приближающегося фронта советской армии, в последние минуты убил своих соседей. Его жертвами стала пара старичков по фамилии Гилевичовы, проживающих на Воланах (часть Буска). Ему не удалось далеко убежать, был застрелен советскими солдатами в соседнем селе Ланеровце. Его похоронили рядом с убитыми жертвами на кладбище при церкви. Чем эти старики, поляки, вызвали гнев Капия? Так вот, этот районный проводник ОУН происходил из смешанной семьи, его мать была полька, отец - украинцем. Этим убийством доказал, что является настоящим бандеровским националистом, ненавидящим поляков. Лучшим доказательством было бы убийство собственной матери, но, вероятно, в нём осталось небольшое количество человечности, которая не позволила ему совершить такое преступление.

Такие случаи не были редкостью. Для примера сообщаю о происшествии, какое имело место осенью 1944 года в селе Гайовске, недалеко от несуществующего сегодня села Адамы, в смешанной семье Стопницких. Он был украинцем, его жена – полькой, имели троих детей: двоих сыновей и младшую дочь. Сыновья вступили в УПА, где получили приказ убить свою мать – польку. Отказались и за это по приказу своих руководителей были убиты. Родственникам под страхом смерти было запрещено принять участие в похоронной церемонии собственных сыновей. Их дочь Стефания, которая вышла замуж за украинца и считалась украинкой, в настоящее время бледнеет от испуга, когда спрашивают о судьбе братьев. После минуты молчания отвечает, что была тогда ребёнком и может рассказать немного. Известно ей только, что под Бродами её братья были выданы поляками в руки большевиков, которые их там убили. Таким коварным способом ещё сегодня укрывается преступление, совершённое людьми под флагом ОУН – УПА.

Из книги Д. Купяка узнаём, какие были дальше превратности судьбы. В Любавке он был принят на работу бухгалтером на текстильную фабрику. Быстро заслужил доверие директора фабрики и всего окружения. Вступил в Польскую социалистическую партию (ППС) и стал секретарём Профессионального союза Текстильных Работников. Был даже агентом УБ, но тут не успел порисоваться своими «умениями», потому что вскоре у него начала гореть земля под ногами. В апреле 1946 года поехал по службе в Валбжих, где в отеле наткнулся на поляка из села Побужаны. Опознанный, убежал в Любавку. Эта встреча и известие о линчевании опознанного бандеровца-убийцы на улице Валбжиха, напугали его до такой степени, что он немедленно сбежал в Чехословакию. Оттуда через Германию и Англию сбежал в Канаду.

В изданных в Канаде воспоминаниях Купяк бесцеремонно, непринуждённо врёт, делая из себя большого героя и борца в борьбе с «оккупацией польской», немецкой и большевицкой. Все доказанные его преступления обходит молчанием, хотя следы от них остались в памяти людей до сегодня. В своих воспоминаниях признаётся только в одном убийстве, своего товарища – Богдана Мороза, которого подозревал в сотрудничестве с НКВД. Во всей книге роится от лжи, которой не постыдился бы сам Геббельс, гитлеровский министр пропаганды.

Невозможно перечислить всего, для примера приведём одно очень знаменательное и характерное, касающихся моих родных краёв. На странице 178 своих воспоминаний Купяк пишет: … «В повяте Каменка Струмилова были большие лесные территории, на которых находились большие и маленькие польские сёла и поселения: Адамы, Шлонзаки, Варцхолы, Мазярня и другие. Во время польско-немецкой войны в 1939 году несколько полков польской армии собралось в тех лесах с целью спрятать там для поляков своё общее вооружение с пулемётами и гранатометами. Со временем польские подпольные организации высылали своих проводников в эти леса – в польские сёла, чтобы на месте создавали воинские группы и тем доказали польское присутствие на этих украинских территориях. Вооружённые до зубов оставленным оружием, польские банды безнаказанно терроризировали окрестные украинские сёла. И они, поляки, а с ними большевистские банды ответственны за несколько сотен невинных украинских жертв на той территории».

Во-первых, поляки присутствовали на той земле испокон веков, и никто не слышал о существовании украинского государства или народа. Испокон веков на этих землях проживали поляки и русины, и не должны были доказывать своего присутствия украинцам, появившимся из древних русинов. Во-вторых, оружие, оставленное польской армией, спасло польских жителей от кровавой и нечеловеческой резни, которая им непрерывно угрожала со стороны ОУН – УПА.

Слухи, распространяемые среди украинцев о количестве оружия, находящегося в распоряжении поляков, отпугивали банды УПА от нападения. Это было тем более спасительно, так как нападения совершались ночью и нападали на людей, погружённых в глубокий сон. В селе не было ни пулемётов, ни гранатомётов, которых так сильно боялись стреляющие из-за угла банды ОУН – УПА. Нашли только ящик оборонительных гранат; взрыв такой гранаты отпугивал героических палачей из УПА, как выстрел из пушки.

Если в то время, в тех окрестностях погиб какой-нибудь украинец, то только от рук Купяка и его банды за неподчинение и неповиновение его приказам. Теперь этот убийца старается перекинуть свои преступления на своих жертв. Все сёла, перечисленные в вышеупомянутой цитате, были сожжены им и его бандой, а оставшиеся жители убиты.

Отчёт с судебного процесса о совершённых преступлениях потрясает. Трудно поверить, чтобы вооружённый человек дошёл до такой степени дегенерации, чтобы издеваться и убивать безоружного человека, невиновного перед ним.
Встречал высказывания, что процесс в Красном был сфабрикован для пропаганды, выгодной советской власти. Согласен с тем утверждением, что время, цель и шумиха вокруг всего процесса не были делом случая, но представленные на нём факты и преступления, разумеется, были правдивые, и никто, тем более Купяк своей ложью, не сможет это перечеркнуть. Доказательством их существования стали следы от сожжённых сёл, гробы убитых, а человеческая память об ужасных событиях остались не только среди поляков, но и у местного населения, терроризированного и запуганного в те времена до такой степени, что до сегодняшнего дня не могут со всей смелостью говорить о преступлениях, совершённых украинскими националистами.

Теперь узнаем этого нерасстрелянного героя по судебному процессу, описанному в книге «Расплата».


Последний раз редактировалось: штурман (Чт Фев 05, 2009 2:51 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Пт Июн 16, 2006 8:26 pm
Ответить с цитатой

Отчёт с судебного процесса.
(Вступительное слово)

В селе Красное около Буска, в повяте Каменка Струмилова тернопольского воеводства, в местном Доме Культуры с октября по декабрь 1969 года состоялся открытый судебный процесс над группой националистических бандитов – членов бандеровского отряда СБ (Служба Безопасности), который выполнял репрессивные функции, а также занимался массовым уничтожением гражданского населения. На скамье подсудимых сидели пятеро бандеровцев: Владимир Олийнык (кличка «Голодомор»), Андрей Мороз (кличка «Байрак»), Павел Чучман (кличка «Бенито»), Стефан Чучман (кличка «Берёза»), и Леон Поцилуйко (кличка «Яструб»). Боивка СБ краевого ОУН (Организации Украинских Националистов) под руководством Д. Купяка (кличка «Славко Веслар» и «Клей»), в 1944 – 45 годах убила более двухсот человек , преимущественно безоружных женщин, детей и стариков. Значительное их количество замучил и расстрелял сам Купяк «Клей». Кроме того, они сожгли более десяти сёл с тысячами построек.

В Судебную Коллегию по криминальным делам Львовского Окружного Суда пришло более 50-ти пострадавших, у которых эти убийцы расстреляли, замучили, сожгли живьём, бросили в колодец близких родственников, отцов, детей. Также дали показания более 150 свидетелей, которые видели эти преступления. В 51 томе собраны документы, вещественные доказательства, акты судебно-медицинских экспертиз и эксгумаций убитых.
Невозможно спокойно слушать рассказы свидетелей и пострадавших. Некоторые из них только чудом избежали смерти, спаслись от бандитской пули или петли. Их рассказы вызывали большой гнев и ненависть к националистическим бандитам, которые с особым рвением и садистским удовольствием мучили и убивали даже детей, бросали в колодцы, отрубали руки, выкалывали глаза, вешали, а когда стреляли, то исключительно в лицо.
Например, высокий, с тупым взглядом палача Олийнык, не только убивал, стреляя в своих жертв, но и выполнял в своей банде обязанности ходячей виселицы. Кроме автомата и пистолета всегда носил при себе кожаную петлю, которую накидывал на шею жертвы. Подтягивал вверх по свои плечи, отрывая её от земли, и держал в таком положении так долго, пока жертва не испустит последнее дыхание. Также наслаждался от другого придуманного способа пытки. Лежащему на земле человеку клали на шею длинный кол, и, стоя на его концах, душили свою жертву.

Очень жаль, что на скамье подсудимых не сидел супербандит и проводник Д. Купяк «Клей», который в своё время успел убежать за океан, в Канаду, с награбленным золотом, деньгами и другой ценной добычей. Теперь является там хорошим преуспевающим бизнесменом, управляет эксклюзивным рестораном в Торонто и представляется как идейно-политический эмигрант. Во время судебного процесса в Красном десятки свидетелей, а также бывшие соучастники, показали истинный облик и источник богатства ресторатора Д. Купяка, палача и мучителя многих человеческих жизней. Клиенты ресторатора, «геройского» предводителя, должны знать, что на каждом предмете в его ресторане, на каждой еде, подаваемой на столы, видны следы крови невинных жертв, слёзы матерей и сирот, пепел сожжённых живьём.

Эта книжечка содержит только самые важные документы и материалы с судебного процесса, причём некоторые фрагменты пришлось сократить, чтобы избежать изнурительных возвращений. Несмотря на это, она даёт полную картину преступлений, которые совершили подсудимые.


Последний раз редактировалось: штурман (Чт Фев 05, 2009 2:56 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Вт Июн 20, 2006 8:14 pm
Ответить с цитатой

Д. Купяк и его преступления.

Украинский националист Д. Купяк родился в 1918 году в селе Яблоневка, уезд Каменка Струмилова, воеводство тарнопольское, где кроме русинов проживали поляки, составляющие небольшой процент его жителей. С детства был воспитан в духе ненависти к полякам и всему, что польское. Развилась она и углубилась, когда в 1938 году вступил в ОУН (OUN) (Организацию Украинских Националистов). Как активный член организации в том же году попал в тюрьму, в 1939 году его освободила оттуда война.

Законспирированный во время советской оккупации, начал действовать в июле 1941 года, когда Восточную Малую Польшу заняли немецкие войска, прогнавшие советских солдат.
Выступая под псевдонимом «Славко Веслар», объявил в сёлах Старый Милатын и Яблоневка района Буска так называемую «независимую Украину» и организовал в них украинскую полицию. Она совершала аресты поляков и тех украинцев, которые сотрудничали с советским режимом. Купяк со своим братом Михалом арестовали бывшего председателя колхоза в Яблоневке – Яна Зерского с сыном Михалом и две недели подвергали их таким тяжёлым пыткам, что Зерски умер. В то время Купяк также арестовал двоих евреев, Гжегожа Каравана и Майера Хацфрайда, жителей Яблоневки. По приказу Купяка был арестован сельский староста в Неслухове, Лукаш Карасюк, а также Стефан Шевцов, Микола Шостак, Ян Романов и Михал Антонов, которых держали и истязали в полицейских участках в Старом и Новом Милатыне. Старосту Старого Милатына, Прокопа Прыступа пытал лично Купяк.

В 1941 – 43 годах Купяк находился в Буске, где выполнял обязанности военного референта и референта СБ районного управления ОУН в Буске. Осенью 1943 года по приказу руководителя СБ краевого управления ОУН – Гжегожа Прышлака (клички «Микушка» и «Сирнык»), организовал отряд СБ, и стал его руководителем под псевдонимом «Клей», разбойничая в 1944 – 45 годах на территории Каменки Струмиловой и Буска. В состав отряда входило 20 бандеровцев: Димитр Купяк («Клей»), Михал Поцилуйко («Несытый»), Богдан Чучман («Ворон»), Владимир Олийнык («Голодомор»), Андрей Мороз («Байрак»), Павел Чучман («Бенито»), Стефан Чучман («Берёза»), Ярослав Иванов («Пылип»), Павел Луцюв («Панок»), Михал Купяк («Генерал»), Пётр Смага («Заяц»), Гжегож Бербека («Бурмыло»), Васыл Романишин («Гайдук»), Ян Шевчук («Стальной»), Михал Горбач («Зелёный»), Михал Мартынюк («Рак»), Павел Олийнык («Игорь»), Иван Бакун («Полковник»), Ольга Юрковска («Пчилка»), Славка Фалиньска («Осока»). С отрядом Купяка «Клея» сотрудничали: Гжегож Вилк («Гжинь»), Леон Поцилуйко («Левко», «Яструб») и другие.

На основе документов и материалов судебного процесса, проведённого в ноябре – декабре 1969 года в Красном над пятью пойманными соучастниками, установлено, что атаман этого отряда СБ Купяк виновен в нижеуказанных нападениях, убийствах, грабежах и поджогах:
В апреле 1944 года совершил нападение в Буске на семью Чучманов. За то, что прятали евреев во время немецкой оккупации, от рук его банды погибли: Эмилия Чучман, Иван Чучман и его жена Наталия. По мнению свидетеля Фалиньской – Сусабовской, это нападение имело характер чисто грабительский. Иван и Наталия Чучманы жили на окраине города, соседи называли их субботниками. Ходили слухи, что во время войны прятали у себя евреев, за что получили много ценных вещеё. В том убийстве и грабеже принимал участие Богдан Чучман, сосед и родственник убитых. В тот период базы Купяка были в лесу в окрестностях Побужан и Яблоневки, а, следовательно, в родной стороне предводителя банды.

В мае 1944 года он со своей бандой совершил нападение на село Купче. Убили там троих поляков: Влодзимежа Солтыса, Евгенуша Котовского и Евгенуша Солтыса, после чего ограбили их имение.
Свидетель Смага, бывший член отряда Купяка, показал: «Из Побужан поехали в село Купче, куда прибыли в сумерках. Остановились недалеко от того села, и наш атаман «Клей» объявил, что должны провести в селе акцию – убить каких-нибудь поляков. Поделил нас на несколько групп и каждой определил задачу к выполнению. Сам Купяк, я и ещё несколько пошли убивать одну семью, а остальные были посланы Купяком в другую хату. Наша группа вместе с Купяком окружила одну из хат, в которую ворвались Купяк с остальными, я остался снаружи. Через минуту услышал выстрелы, после которых меня вызвали вовнутрь. Когда вошёл, увидел при свете газовой лампы два трупа, лежащие на полу. Мне дали мешок, наполненный награбленными вещами, и сказали отнести в телегу. Купяк, «Пылип» (Иванов) и другие бандиты также принесли мешки, наполненные награбленными вещами. Другая группа после убийства и грабежа тоже принесла мешки с награбленными вещами, и все поехали в село Новосёлки. Во время обратной дороги из разговора с Купяком понял, что люди в селе были убиты потому, что были поляками.

Вот показания другого свидетеля – Яна Максимова, по вопросу убийства в селе Купче: «Проживал в Купчем с женой и двумя несовершеннолетними детьми. В то время сгорел дом моего дяди, то есть брата моей мамы, Владимира Солтыса, который со своей дочерью Катариной, её мужем Евгениушем Котовским и четырёхлетней внучкой остался без жилища. Разрешили им поселиться в моей недавно построенной хате, все были поляками. В середине мая 1944 года, около полуночи, услышал страшный стук в наружную дверь. Через окно увидел несколько вооружённых мужчин. Когда открыл дверь, вошёл вооружённый бандит и сказал отдать ключи от моей новой хаты. Забрал поданные ключи и вышел. Через минуту услышал доносящиеся оттуда отзвуки выстрелов. После этого услышал сильный гомон и движение во дворе, а потом всё утихло. Утром зашёл в свою хату и на полу в комнате и на кухне увидел трупы Солтысов и Котовского. Всё имение этой семьи было разграблено».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Ср Июн 21, 2006 1:47 pm
Ответить с цитатой

В июне 1944 года Купяк напал на село Женюв около Глинян, схватил слесаря Васыля Чарковского, завёз в лес, где после зверских пыток убил.
В то же самое время Купяк выслал других бандитов в село Замошцице, где задержали Михала Шулгу, коменданта глинянской Стражи Пожарной, а также Марию Хохулу, которую подозревали в связи с партизанами. Выполняя приказ Купяка, Шулгу убили на месте, потому что оказывал им сопротивление, а Хохулу привезли в село Полонично, где она умерла в результате нечеловеческих пыток.

Днём 15 августа 1944 года по приказу Купяка его подчинённые убили Каролину Фабянску и Олексу Михайлова, которые ехали из села Грабова в Буск. На следующий день эти же самые палачи убили сельского старосту села Побужаны – Гжегожа Пжистанского и его жену Катарину.
В том же месяце Купяк со своими сообщниками задержал в селе Богдановка в Злочовском уезде Олекса Рупентала и завёз его в Полонично. Узник умер в результате применённых пыток, типичных для палачей.

Днём 17 августа 1944 года Купяк произвёл бандитское нападение на хутор Водае, относящийся к селу Грабова. По его приказу подожгли овин, в котором укрылись: Михал Вожняк, Хелена Булковска, Хелена Грышчук, Владимир Сенюк, Мария Бабийчук, пятнадцатилетняя Стефаниа Бабийчук, Евгениуш Сен, трое детей в возрасте от шести до восьми лет, а также Йозеф, Казимеж и Болеслав Булковские. По убегающим из горящего овина бандиты стреляли из пулемётов: Сен, Бабийчук и Булковский были убиты, зато раненому Михалу Вожняку удалось убежать, остальные сгорели в овине. Несмотря на всё это, бандиты выковыряли глаза Бабийчук, а Сеню отрубили руки.

Показания свидетеля Смаги о нападении на село Водае так описывают это происшествие: «Через несколько дней после убийства Фабянской и Михайлова Купяк повёл наш отряд и лесную банду «Соловья» на хутор Водае около села Грабова. Кто-то сообщил, что люди, назначенные к ликвидации, спрятались в одной овине. По приказу Купяка Богдан Чучман и другие пробовали ворваться в овину, но двери были закрыты изнутри. Атаман приказал открыть огонь из автоматов, но люди внутри молчали. Тогда по приказу Купяка его брат Михал «Генерал» поджёг из ракетницы соломенную крышу. В овине поднялся крик и плач женщин и детей. Купяк приказал стрелять по убегающим из овина. Выскочили несколько мужчин, но были убиты. Женщины и дети сгорели в овине. Их виной было только то, что были поляками».

18 августа 1944 года Купяк устроил засаду на шоссе Львов – Киев между сёлами Ангеловка и Вежбланы около Буска. К этой засаде присоединился ещё отряд УПА (UPA) «Волчица» («Wilczura»). Они там обстреляли и разогнали колонну людей, мобилизованных в Красную Армию. Четверых из них задержали и по приказу Купяка застрелили. Во время акции бандиты обстреляли армейский грузовик, при этом убили демобилизованного из армии Я. Кот и чехословацкого солдата Венчислава Мымра. Захватили их вещи, а окровавленные деньги, мытые в крови, Купяк присвоил себе.

Показания свидетеля Политыла, участника минувших событий, входившего в лесной отряд УПА, который отбыл срок за другие преступления: «Весной 1944 года я с частью отряда УПА (UPA) «Богуна» возвращались из Яблоневки через лес недалеко от места нахождения боивки СБ «Клея» и услышали страшные крики. Хотели подойти к группе бандитов, которые стали в круг и ногами били лежащего человека, но нас прогнали. Как позже узнали, жертвой был солдат из истребительного батальона, которого таким образом истязали и убили. Купяк выбрал в свою банду самых жестоких бандитов, без всяких угрызений совести, для которых убийство ребёнка было пустяком, не говоря о женщинах или стариках. В засаде на киевском шоссе был свидетелем, как Купяк смыл в луже кровь с денег, забранных у убитых, и взял деньги себе».

19 августа 1944 года по приказу Купяка, его сообщники и подчиняющиеся ему преступники убили в селе Яблоневка следующих людей: Ганну Вилк, Петра Дедорука, его жену Францишку, их двоих дочерей – Марию и Эмилию, а также семью Войцеха Ясинского, то есть его жену Марию и сына Петра.

В августе 1944 года Купяк также совершил нападение на село Вежбланы. Там окружили, обстреляли и подожгли избу Владимира Трояна. Убегающих из горящей избы Владимира, его отца и родственницу Агату Троян убили. Жена Владимира – Анна с двумя детьми, Яном и Стахом, спряталась в избе соседей. Д. Купяк, Владимир Олийнык и Павел Чучман вторглись в ту избу и убили Анну и Стаха, а Яна ранили.


Последний раз редактировалось: штурман (Пн Июл 03, 2006 2:35 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Чт Июн 22, 2006 8:02 pm
Ответить с цитатой

В августе 1944 года Купяк со своим отрядом совершил нападение на село Чучманы Заблотне, где с целью ограбления убил Болеслава Максымишина и его брата Евгениуша с женой Михалиной.
Показания связной Купяка Славки Фалиньской (кличка «Осока»), в настоящее время Сусабовской: «Участвуя в отряде Купяка «Клея», узнала от него, Михала Поцилуйко и Богдана Чучмана, что их боивка убила семью Максымишина и его брата с женой. Перед войной и во время войны Максымишин имел в Буске магазин. В начале 1944 года, с семьёй и братом выехал в село Чучманы Заблотне и забрал с собой своё имущество с золотом, мехами и другими ценными вещами. Все видели, что он был богатым человеком и поэтому Купяк решил его убить, чтобы завладеть его имуществом. Кто принимал участие в том убийстве, не знаю. Позже, когда выехала с Купяком в Польшу, у него была каракулевая шуба, похищенная у семьи Максымишиных. Всего было три шубы, одна из них принадлежала жене Болеслава. Эту шубу Купяк продал в комиссионном магазине во Вроцлаве. Поцилуйко и Михал Горбач рассказали мне, что после убийства семьи забрали золото, доллары и другие ценные вещи, которые присвоил себе Купяк, вместо того, чтобы поделиться с другими, как ранее договорились. Всё это свидетельствует, что семью Максымишиных убили с целью ограбления».

А так представляет те же самые события свидетель Влодзимеж Палыга: «Во время немецкой оккупации Болеслав Максымишин имел в Буске собственный комиссионный магазин. Все видели, что он нажил большое богатство. Во время, когда настала вторая советская оккупация, Болеслав Максымишин с женой, четырёхлетней дочерью и старушкой матерью, а также с братом Евгениушем и его женой, переселился из Буска в село Чучманы Заблотне. Какое-то время жил в моём доме, позже у Лукасевичей и в конце поселился у Влодзимежа Кокора. Когда семья Максымишиных жила у нас, их мать рассказала, что Купяк грозил её сыну, что будет покаран, если вступит в Красную Армию. Из Буска семья Максымишиных забрала самые ценные свои вещи. В конце августа 1944 года в дом Лукасевича, где тогда жил Болеслав с женой, дочерью и матерью, вошёл Купяк с несколькими бандитами и сказал Болеславу идти с ним в Боложинов, деревню, отдалённую на несколько километров. В дороге, за нашим селом, Купяк сказал Болеславу идти вперёд перед ним, выстрелил ему в затылок. После этого убийства вернулся с бандитами в село, забрал брата Евгениуша и убил в лесу, в котором уже убил его брата Болеслава. Бандиты третий раз вернулись в село, вызвали жён Болеслава и Евгениуша и сказали им, что за селом ждут их мужья. Ничего не подозревая, обе женщины пошли с бандитами, а жена Болеслава взяла с собой также маленькую дочку. За селом все были убиты. В тот же день «Клей» убил мать Максимышиных, Марию. Она пасла в поле корову. Купяк подошёл к ней с жителем села Иваном Петрыца, который тоже был членом банды, и сказал её, чтобы проводила их к дому лесничего. Она ответила, что неместная и не знает дорогу к дому лесничего. Бандиты заставляли её, чтобы пошла с ними, но она противилась, и тогда Купяк вынул пистолет и застрелил её. Это видели молодые парни, Влодзимеж Дачко и Эмил Петрышин, которые недалеко пасли корову. Рассказали мне об этом и показали место, где бандит Иван Петрыца закопал труп убитой старушки. В тот же день Купяк пришёл со своими бандитами в мою хату и забрал все вещи семьи Максимышиных, которые у меня остались, когда они выехали к другому хозяину. Мне известно, что бандиты забрали вещи Максымишиных от Лукасевича, где проживал Болеслав с семьёй, и от Дачека, у которого проживал брат Евгениуш с женой».

В сентябре 1944 года Купяк со своим отрядом СБ и другими лесными бандами ОУН-УПА (OUN-UPA) совершил нападение на польское село Адамы, которое с весны 1944 года эффективно оборонялось от атак украинских националистов. Описание нападения, как и его последствий, помещены ранее в разделе под заголовком «Уничтожение села Адамы».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Пт Июн 23, 2006 4:34 pm
Ответить с цитатой

Также в сентябре 1944 года Купяк приказал членам своей вооружённой банды и лесным отрядам из Яблоневки убить в Буске Ивана Чучмана и его жену Наталью, а в ноябре по приказу Купяка был убит председатель Городского Совета Буска – Шимон Зубик.

Ночью 29 ноября 1944 года Купяк вместе с лесным отрядом «Соловья» провёл атаку на село Яблоневку. Во время этого нападения была убиты: Филимон Яремкевич, его жена Анастасия, Максим Ковалик, Иржи Ковалик и его жена Юлия, Мария Вилк и её двенадцатилетняя дочка Елена, Елена Вуйцик и её десятимесячный сын Зенон. Их имущество было разграблено. Яремкевичей убил лично Д. Купяк. Их виной было то, что их сын Мариан Яремкевич, силой втянутый в УПА, убежал из неё. Спрятанный сын, несмотря на тщательные поиски во всём хозяйстве, спасся от смерти.

Рассказ спасённого сына – Мариана Яремкевича о тех событиях звучит следующим образом: «С наступлением весны 1944 года в окрестностях нашего села Яблоневка начала свою преступную деятельность банда УПА (UPA), руководимая Д. Купяком «Клеем». Летом, после вступления в село Красной Армии, она стала ещё более активной в своей преступной деятельности, убивая женщин, детей и стариков, что шло в паре с грабежом их имущества. Летом 1944 года бандиты из ОУН (OUN) заставили меня и моих ровесников вступить в банды УПА, но я сразу убежал и всё время прятался. В сумерки 29 ноября 1944 года поужинал, и остался в доме моих родителей, а на ночь пошёл спать в овин. Через несколько десятков минут услышал выстрелы в избе. Немного позже в овин вошли несколько бандитов и начали меня искать. Спрятался глубоко в сене. Слышал, как бандиты запрягли коня в телегу, вынесли имущество из избы и отъехали. Утром услышал плач бабушки, вошёл в дом и увидел страшную картину. Пол и стены комнаты были залиты кровью, на полу в луже крови лежали отец и мама с ранами в головах. Всё имущество, одежду, обувь и продукты бандиты забрали. Позже бабушка описала мне всё происшествие. После моего выхода вся семья готовилась ко сну. Тогда вошли в избу двое вооружённых бандитов, в которых она узнала двоих жителей нашего села Д. Купяка и Гжегожа Вилка. Бандиты потребовали от мамы еды. Не успела ещё подать, как Купяк начал бить отца табуреткой за то, что не отдал меня в оуновскую банду и потребовал, чтобы сказал, где я сейчас прячусь. Отец сказал, что я пошёл в Буск. Тогда Купяк достал пистолет и выстрелил в отца, вторым выстрелом убил маму. Вилк подошёл к мёртвому отцу и начал снимать ботинки. Купяк стал ногой на труп и помог их снять. Тем временем в избу вошли ещё несколько бандитов и забрали все ценные вещи и продукты. Потом погрузили всё на телегу, запрягли нашего коня и уехали».

Рассказ дочери Иржи и Юлии Коваликов – Ганы Шепел: «Вечером 29 ноября я, мои отец, мама и сестра Эмилиа находились дома. В комнате горела газовая лампа. Неожиданно во дворе услышали какой-то шум. Мама выглянула в окно и сказала, что к избе приближается группа вооружённых мужчин. Отец открыл дверь, чтобы выйти наружу. Когда дверь была открыта, увидела, как в сенях отца обступили незнакомые мужчины. Так как было темно, не могла никого узнать. Один из них высокого роста вошёл в комнату и спросил у мамы фамилию. Мама ответила, и тогда он начал громко кричать и бранить её, а позже достал пистолет и выстрелил ей в голову. Мама упала, а он вышел в сени и там застрелил отца. Думая, что мама жива и ей нужна помощь, наклонилась над ней и перевернула её лицом вверх. Вдруг в комнату вернулся тот самый бандит и спросил, кто перевернул труп? Напуганная, молчала. Тогда он второй раз выстрелил маме в голову, считая, что она ещё жива и вернулся к другим, указывая на меня с вопросом: убить и её? В этот момент упала в обморок, а когда пришла в чувство, бандитов уже не было. Сестра Эмилия рассказала мне, что когда лежала без сознания, бандит высокого роста взял лампу и обыскал все углы, заглянул даже на чердак, позже сказал сестре подать воды, вымыл руки от крови. Один из бандитов заметил, что отец ещё жил и доложил об этом старшему, который пошёл в сени и ещё раз выстрелил в голову отца".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Пт Июн 23, 2006 7:50 pm
Ответить с цитатой

Показания свидетеля Фалиньской – Сусабовской: «В период с октября 1944 года до марта 1945 года была связной между Гжегожем Прышлаком (кличка «Микушка»), руководителем СБ краевого управления ОУН (OUN) во Львове, с атаманом отряда СБ районного управления ОУН в Буске, Д. Купяком (кличка «Клей»). С марта по май 1945 года, проживая сперва в селе Яблоневка, а позже в селе Полонично, была в непосредственном контакте с отрядом Д. Купяка. Будучи связной, имела псевдоним «Осока», но в отряде меня знали всю с именем и фамилией. Отряд Купяка действовал, главным образом, на территории уезда Каменки Струмиловой и частично охватывал уезд Броды и Злочов в тарнопольском воеводстве. Встречалась с ним в окрестностях Буска. Моя деятельность заключалась в том, что возила инструкции от «Микушки», то есть, от Прышлака атаману Купяку «Клею» и рапорты от «Клея» к «Микушке». Только раз сам Прышлак принимал от меня рапорт, а так отдавала их его жене Марии, или это был псевдоним, или настоящее имя, этого не знаю. Мария в назначенные дни приходила после почты в мою квартиру во Львове на улице Лучаковской, 19а, и оставляла у меня пакет для Купяка. Содержания этих документов не знаю, потому что они были запечатаны, но вообще мне известно, что в рапортах от «Клея» была информация о местопребывании и выполнении поставленных задач. Корреспонденция от Прышлака содержала инструкции и приказы для «Клея».

Кроме меня отчёты от «Клея» к «Микушке» и инструкции от «Микушки» к «Клею» возила Ольга Юрковска «Пчёлка». Однажды, это было осенью 1944 года, получила с почтой для «Микушки» 100 долларов и крупную сумму советских рублей, которые ему вручила. В другой раз получила от Купяка продукты, которые предстояло отдать Прышлаку. Так как встреча с ним сорвалась, отдала эти продовольственные продукты мужчине, который их спрятал в монастыре при церкви Св. Юра во Львове. Ольга Юрковска называла его «Золотар».

Деятельность отряда «Клея» на вышеупомянутой территории заключалась в совершении убийств, которые всегда были совмещены с грабежами. Мне известно, что в августе 1944 года был убит председатель сельского совета в Побужанах, Гжегож Пжистаньски. Об этом убийстве мне рассказала невеста Павла Чучмана «Бенито», фамилию которой не помню, родом из села Побужаны, что видела, как Купяк с членами своего отряда убил председателя и его жену. Как это было, подробно рассказать не могу, знаю только, что невеста Чучмана увидела Пжистаньского, выходящего с собрания сельского совета, и сообщила об этом членам группы Купяка, которые подошли к нему и забрали с собой. Пжистаньски и его жена были убиты. Об этом убийстве слышала позже от «Клея» во время разговора с членами отряда, но кто это сделал и при каких обстоятельствах, этого не знаю.

Одним из террористических актов отряда Купяка было нападение на село Яблоневка, во время которого убили Филимона Яремкевича, его жену много других жителей этого села, фамилий которых не помню. Об этом нападении узнала от Купяка, который, рассказывая мне об этом, очень сожалел, что ему не удалось убить сына Мариана, потому что в будущем он может отомстить за смерть родителей. Мариан Яремкевич спрятался на территории хозяйства, но после тщательных поисков не нашли его. Хотели убить его за то, что убежал из УПА (UPA), убили за это его родителей. На мой вопрос, адресованный Купяку, зачем он и члены его банды убили людей? Купяк ответил, что нет времени проверять, кто виноват, а кто нет, а убийства необходимы для поддержания дисциплины и покорности у людей».

Ночью 10 декабря 1944 года со своей боивкой и другими бандами УПА (UPA) напал на село Побужаны, где произвёл кровавую расправу над его жителями. Во время этого нападения были убиты: Юлия Каминьска, Иван Романюк, его жена София, дочь Мария и её шестимесячный сын Зенон, Феликс Ковал, его жена Анастасия и сыновья – 15-ти летний Николай, 9-ти летний Михал, Мария Хамулак и её 11-ти летний сын Евгениуш, Димитр Бедрий, его жена Праска и их дети – 10-ти летний Зенон, 13-ти летняя Мария и 18-ти летняя Франциска. Всего убито 16 человек. Купяк лично убил семью почтальона Феликса Ковала. Имущество убитых разграблено. Узнав, что беременная сестра Димитра Бедрия Мария во время нападения на Побужаны находилась у своего брата Михала в селе Вежбланы, следующей ночью отправился со своими бандитами в Вежбланы, забрал её, отвёл в лес и убил.

Показания свидетеля Марии Роговской, дочери Яна Романюка: «В ночь с 9 на 10 декабря в нашу хату ворвались бандиты ОУН (OUN), которые убили моего отца Ивана, мою маму Софию, сестру Марию и её сына Зенона – грудного ребёнка. Вся комната была залита кровью. На полу лежал труп отца с раной в затылке. Рядом лежал труп мамы с разбитой до неузнаваемости головой. Немного дальше лежал труп сестры Марии и её шестимесячного сыночка. Мёртвый младенец лежал на груди Марии с разбитой выстрелом головкой, а также простреленной правой ручкой. Всё имущество бандиты забрали».

Показания свидетеля Фалиньской – Сусабовской: «В конце 1944 года отряд Купяка напал на село Побужаны, где убил семью почтальона – жену и двоих детей, а также других жителей этого села. Узнала об этом от брата атамана Михала (кличка «Генерал»), который употреблял термин «мы ликвидировали», по этой причине додумала, что он принимал участие в том нападении. Это была месть за то, что жители Побужан, якобы, помогли органам советской власти ликвидировать несколько бандитов из УПА (UPA)».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Сб Июн 24, 2006 7:22 pm
Ответить с цитатой

Днём 12 декабря 1944 года Купяк со своим отрядом совершил нападение на село Волица, где были убиты: Ян Щур и его жена Мария, а также Андрей Штибел и его жена Анастасия.
Ночью 19 декабря 1944 года Купяк выслал в Буск с заданием своего помощника Богдана Чучмана (кличка «Ворон»), чтобы вместе с отрядом СБ Ивана Дижака (кличка «Чернота») совершили убийства намеченных к ликвидации жителей. Тогда убили: Софию Хруневич, Якуба Панкевича, его жену Розалию и их детей – Влодзимежа и Людвисию.

Ночью 22 декабря 1944 года Богдан Чучман «Ворон» и Ярослав Иванов «Пылып» по приказу Купяка задержали члена сельского совета в Побужанах Петра Родзевича и повесили его в помещении этого совета.

В начале января 1945 года Купяк узнал, что жительница села Боложинов Мария Омелюх носила до ареста пакеты с продовольствием своему мужу. Приказал Михалу Горбачеву (кличка «Зелёный») и Ярославу Иванову (кличка «Пылип») убить её. Оба вторглись ночью в хату, избили её и ранили в голову из пистолета. Когда бандиты вышли, женщина через некоторое время очнулась и босиком убежала в соседнее село Ангеловка, где её нашёл отец и отвёз в больницу. Там её спасли.

Днём 3 января 1945 года Купяк со своей бандой расправился с жителями села Вежбланы около Буска. Убил там Ганну Палыгу и её беременную дочь Ольгу Бедрий за то, что из родственники – Изидор Палыга и Гилари Бедрий, силой взятые в УПА, убежали из неё и вступили в советскую армию. Купяк и Богдан Чучман «Ворон» вторглись в их хаты и обеих застрелили.

Днём 17 февраля 1945 года отряд СБ с Купяком во главе совершил убийства в селе Грабова. Их жертвами стали: инспектор образования района Буска – Константы Начас и его жена – учительница Мария. Кроме того, задержана Катерина Политыло, которая была задушена и брошена в колодец, после чего бандиты отъехали с их разграбленным имуществом.

Показания свидетеля Фалиньской – Сусабовской: «В начале 1945 года отряд Купяка убил супругов Начас, Константы и Марию, которые проживали в селе Грабова. Причиной убийства стало то, что Константы Начас, инспектор районного отдела народного образования в Буске питал симпатию к советской власти и выступал против украинских националистов. Его жена Мария, учительница в селе Грабова, также не питала симпатий к украинским националистам. О том убийстве узнала от Михала Поцилуйко («Несытого»)».

Показания дочери Начасов – Лидии Поронюк – описывают это происшествие так: «На всю жизнь в моей памяти сохранилось, как в тот вечер родители меня купали. Внезапно в комнату вошли несколько бандитов. Один из них показался мне очень высокого роста, он начал разговаривать с отцом, а потом выстрелил в него. Отец упал, в комнате погасла лампа. Очень испугалась и начала кричать».



Супруги Константы и Мария Начас. Убиты бандитами боивки СБ под руководством Дмитро Купяка

Показания отца Марии Начас, Томаша Сосновского: «Бандиты вошли в нашу хату и сказали подать ужин. После ужина сказали, что имеют дело к учительнице, и вошли в другую комнату, где проживала дочь Мария с мужем и ребёнком. Мою жену в ту комнату не пустили. Через несколько минут сделали пять выстрелов и сейчас же вышли. Один из них сказал забрать ребёнка. Когда с женой вошли в комнату, дочь и её муж лежали мёртвые. У дочери было несколько ран в голове, у её мужа только одна».


Последний раз редактировалось: штурман (Чт Фев 05, 2009 3:12 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Пн Июн 26, 2006 6:33 pm
Ответить с цитатой

Днём 20 февраля 1945 года по приказу Купяка его подчинённые убили Ганну Богомолову, заведующую мельницей в Яблоневке за то, что не согласилась давать им муку, а также двоих поляков, которые тогда проезжали рядом с мельницей с древесиной из леса. Проводили их в ближайший лес и там убили.

Также в феврале 1945 года Купяк со своим отрядом задержал в селе Лиско председателя сельского совета Михала Гнатычина, проводил его в заброшенное хозяйство и лично застрелил. В это время Богдан Чучман, Ярослав Иванов и другие по приказу Купяка истребили всю семью Гнатычина: жену, дочь Богну и родителей – Йожефа Заренба, Влодзимежа Заренба и Параску Хайлаш. Их имущество, так же, как других убитых, обогатило счёт руководителей банды.

Показания свидетеля Фалиньской – Сусабовской: «Гжегож Прышлак «Микушка» послал меня с почтой к Купяку и просил, чтобы, будучи в селе Лиско, узнала о его матери, которая проживала в Новосёлках. В селе Лиско остановилась у какого-то хозяина, встретилась с Купяком и отдала ему почту. В это время в отряде Купяка видела Андрея Мороза, Влодзимежа Олийныка, Яна Шевчука ещё несколько других. Также там узнала, что обо мне спрашивал председатель сельского совета Михал Гнатычин, что меня очень заинтересовало и встревожило. От хозяина узнала, что председатель часто ездил в район, где встречался с представителями советской власти, и поздно возвращался домой.

Письменно сообщила об этом Купяку. По приезду Купяка и Мороза рассказала им о Михале Гнатычине и просила, чтобы выяснили, зачем Гнатычин интересуется моей персоной. Купяк обещал мне выяснить это. Вместе с Морозом и Купяком отправилась в хату Гнатычина. Гнатычин увидел нас перед домом и очень испугался. После короткого разговора Купяк приказал Морозову стеречь Гнатычина, а меня проводил к хозяину, у которого жила и сказал, что разговор с Гнатычиным не имеет никакого смысла. Спросил при мне Гойнича, есть ли поблизости пустой дом, в котором можно свободно поговорить. Тот указал ему какой-то дом. На следующий день узнала от хозяина, что кроме него были убиты его жена, взрослая дочь и другие взрослые жители села. При первой встрече после тех событий Купяк сказал мне, что он застрелил Гнатычина и остальных членов его семьи, а затем закопали трупы в куче навоза. Это было сделано для того, чтобы выглядело, что вся семья выехала в город. Так как в хате были следы крови, и всё могло выдаться, бандиты убили во дворе корову и её кровью облили жилище. Всё имущество Гнатычина разграблено».

Показания свидетеля Цыганко: «Знаю, что Купяк убивал людей, которые не хотели вступать в его банду, и грабил их имущество. Знаю лично Олийныка. Он истязал людей. Это жестокий палач, ничем не уступает Купяку».
Показания свидетеля Кошела, бывшего члена банды ОУН-УПА (OUN-UPA), который отбыл срок наказания по другому делу: «Отряд Купяка «Клея» занимал особое положение среди других националистических банд. Ему подчинялись отряды «Чернота», «Волчица» и другие. «Клей» был не только жестоким человеком, но и садистом, который от вида человеческой крови и страданий испытывал удовольствие. Среди бандитов о нём ходили такие страшные слухи, что мы, из других банд, боялись не только его, но и каждого его сообщника».

Показания подсудимого Павла Чучмана: «Купяк не был человеком, а только животным, его все боялись больше, чем дикого зверя. Помню, как убил одного из своих подчинённых по фамилии Мороз. «Ворон» подозревал, что Мороз подговаривал меня к уходу из отряда, и донёс об этом Купяку. Купяк распорядился всех собрать, приказал лечь на землю лицом вниз и выстрелил лежащему Морозу в затылок, а затем сказал, что так будет с каждым, кто хочет убежать».


Последний раз редактировалось: штурман (Пн Дек 31, 2007 1:55 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Ср Июн 28, 2006 6:11 pm
Ответить с цитатой

Показания подсудимого Андрея Мороза: «В Западной части Украины кроме местных были также отряды СБ, непосредственно подчиняющиеся ОУН (OUN). Эти отряды совершали самые жестокие убийства людей. Отряд Купяка был именно таким отрядом. В нашем отряде все видели, что Купяк застрелил братьев Поцилуйко, Петра и Михала, за то, что хотели убежать из его отряда».

В марте 1945 года члены отряда «Соловья» задержали солдат буского штурмового батальона – Алексея Заверуху и Стефана Кошела. Проводили их к месту стоянки отряда Купяка, находящемуся в яблоневском лесу, где их страшно истязали, а затем задушили таким способом, что лежащим на земле клали кол на шею, и ногами давили к земле.

Показания свидетеля Смаги, бывшего члена банды ОУН (OUN): «Видел, как одному солдату, не помню, кто это был Кошел или Заверуха, «Крюк» и «Пылип» положили толстый кол на шею, на концы этого кола встали ногами, и таким способом задушили».

В начале 1945 года отряд Купяка вместе с отрядом Дижака «Черноты» совершили нападение на село Чучманы, где убили: Влодзимежа Кокора, жену Ярославу и их детей, Богдана 6 лет, Зенона 4 лет и годовалую Марию; сестру Ярославы Кокор, Марию Чучман, и её ребёнка. Их имущество было разграблено, а хата сожжена.

Показания свидетеля Влодзимежа Палыги: «Семья Влодзимежа Кокоры жила рядом. Вечером того дня посетил её. В доме находились Кокор, его жена Ярослава, трое детей – Богдан, Зенон и Мария, а также сестра Ярославы с маленькой дочкой Ганусей. Неожиданно в хату вторглись трое бандитов. Когда узнали, что я сосед, сказали мне покинуть жилище. Пошёл в свой дом и скрытно наблюдал. Слышал несколько выстрелов, а затем бандиты вынесли вещи и погрузили в сани, на которых приехали. Вывели корову, тёлку, а потом подожгли все здания. На следующий день всё село приходило смотреть сожжённые тела. На дереве бандиты оставили на большой бумаге надпись: «Кто пойдёт служить в Красную Армию, семью того постигнет то же самое».

В марте 1945 года Гжегож Вилк проводил в лес Марию Баранец, жительницу Яблоневской колонии, за то, что несколько раз ходила без разрешения в Буск, и что на её дворе задержали солдата штурмового батальона. Её мучили, а позже Купяк приказал Морозову её убить. Тот проводил её в кусты и выстрелил в неё из пистолета. Через некоторое время раненая Баранец пришла в себя и окровавленная вышла из кустов. Поцилуйко и Вилк схватили её и снова затащили в кусты, бросили в ров, где Вилк добил её выстрелом из пистолета и прикрыл ветками. Днём 28 марта 1945 года Купяк со своей бандой задержал в селе Вежбланы председателя сельского совета, Петра Палыгу, проводил в лес и там убил.

Днём 4 апреля Купяк со своей бандой совместно с отрядом «Соловья» организовал нападение на Буск, где убили 9 человек. Тогда погибли солдат штурмового батальона Станислав Юрдыга, его жена Стефания, их восемнадцатилетняя дочь Ярослава и четырнадцатилетний сын Мечислав; Марьян Межвиньски, его жена Мария и их дети – дочь Юлия и семилетний сын Антон, а также пожилая женщина Юлия Кучиньска. Купяк со своими бандитами Олейником, Поцилуйко, Горбачем и Богданом Чучманом сначала вторглись в жилище семьи Юрдыгов и после совершения убийств отправились в жилище Юлии Кучиньской. Олийнык выстрелил в неё два раза, так как она ещё была жива, её добил Чучман. Всё похитили, а ценные вещи из золота отдали Купяку.

Показания свидетеля Фалиньской – Сусабовской: «В апреле 1945 года отряд Купяка убил семью Станислава Юрдыги, проживавшего в Буске на улице Шашкевича. Были убиты: Станислав Юрдыга, его жена Стефания, дочь Ярослава и сын Мечислав. О том убийстве мне рассказал Купяк и Богдан Чучман, который хвастался, что лично убил жену и дочь. Знаю, что в том нападении также принимали участие Олийнык, Михал Купяк – брат атамана и другие члены его отряда. Всё имущество разграблено».

Показания свидетеля Яна Сосновского: «Когда вошли в жилище Юрдыги, увидели на полу тела убитых, их головы были разбиты пулями, а из ран ещё текла кровь. На кровати в другой комнате лежали тела их детей, дочки и сына, стены были забрызганы кровью, а вещи разбросаны по всей комнате».


Последний раз редактировалось: штурман (Пн Дек 31, 2007 2:01 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Пт Июн 30, 2006 4:30 pm
Ответить с цитатой

Весной 1945 года Купяк достал какую-то отраву и хотел проверить её действие. Приказал своим помощникам Михалу Поцилуйко и Ярославу Иванову схватить кого-нибудь и привести в яблоневский лес. Бандиты привели слепого человека, которого Купяк после избиения и истязаний принудил выпить поданную отраву, тот после мучений умер.

Днём 27 апреля 1945 года, разбойничая на территории упомянутых ранее повятов, Купяк совместно с другими отрядами СБ и отрядами ОУН-УПА принял участие в нападении на город Радзехов, где двоих человек убили, а четырёх ранили.

Показания свидетеля Фалиньской – Сусабовской: «По приказу Купяка в апреле 1945 года поселилась в селе Полоничная. Спустя несколько дней отряд «Клея» пошёл выполнять срочное задание. Через три дня вернулись с раненым Стефаном Чучманом. Купяк рассказал мне, что его отряд с другими бандами УПА участвовал в нападении на город Радзехов, что был крупный бой, в котором был ранен Стефан Чучман и лечился около двух недель.

В мае 1945 года Олийнык и Мороз вместе с другими бандитами отряда находились в окрестностях села Задворья, на железнодорожной линии Красное – Львов. В то время из Львова приехал капитан советской армии Борис Верхопетровский с электромехаником Евгениушем Маховским и его дочерью Марией. Все устроились в доме хозяина Калины. Об этом факте узнал Купяк, вместе с Олийныком, Морозом и другими бандитами вошёл в хату Калины, чтобы арестовать приезжих из Львова. В хате разоружили Верхопетровского, а Поцилуйко с другими бандитами задержал Маховского. Обоих проводили в одно из заброшенных хозяйств. В пустой хате Купяк и Олийнык жестоко избили капитана, раздели до белья и повесили. Маховского проводили в овин, где Поцилуйко его застрелил. В это время дочь Маховского была в саду и собирала цветы. С букетом цветов она вернулась в хату Калины. Здесь её бандиты схватили, отвели в хату, в которой висел капитан. Сняли с неё одежду и повесили рядом с первой жертвой.



Двенадцатилетняя Мария Маховска. Повешена по приказу Д. Купяка ("Клея")

В мае 1945 года банда Купяка также задержала в селе Задворья Марию Кашчак. После проведённого допроса Купяк дал знак Олийныку, чтобы её убил. Олийнык набросил на жертву кожаную петлю и подтянул вверх так, что жертва повисла на петле. Подержал её так некоторое время и бросил на землю. Так как она подавала признаки жизни, то другие бандиты добили её и бросили в речку.

Показания свидетеля Томчишина: «В один день в селе Задворья увидел Купяка, которого хорошо знал. В его компании находились трое других бандитов, которые вели Марию Кашчак, жительницу нашего села. Бандиты куда-то её отвели и через несколько дней её тело было найдено в речке. На ней были следы побоев и следы от петли на шее. В нашем селе все боялись Купяка, потому что видели, что после него оставались только трупы и сожжённые здания».

Показания подсудимого Олийныка»: «Д. Купяк сделал мне знак, чтобы я её задушил, в тот момент я стоял сзади неё. Чучман «Ворон» подал мне кожаную петлю, которую всегда носил с собой для того, чтобы душить ей людей. Сзади накинул петлю на шею Марии Кашчак, конец петли перекинул себе через спину и потянул вверх, чтобы оторвать жертву от земли. В таком положении тело Марии держал несколько минут, когда почувствовал, что она не подаёт признаков жизни, кинул её на землю».


Последний раз редактировалось: штурман (Чт Фев 05, 2009 3:29 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Сб Июл 01, 2006 7:35 pm
Ответить с цитатой

Днём 3 июня 1945 года Купяк со своей бандой и отрядом УПА Ивана Дижака «Черноты» напал на село Гумниска около Буска. Там убили Теодора Яшкова, его жену Катажину, Марию Лукасевич и Анну Голоту, работницу молочного пункта, которую задушили и бросили в колодец.

Показания пострадавшей Анны Москвы, матери задушенной: «С моим мужем видели возле колодца труп нашей дочери Анны. На лбу была большая рана, на шее следы от петли, а на всём теле следы сильных побоев».
Показания свидетеля Фалиньской – Сусабовской: «Купяк рассказал мне, что летом 1945 года в селе Гумниска убил со своим отрядом супругов Яшковых. Поводом для этого убиства послужило то, что Теодор Яшков работал в районном финансовом отделе города Буска, и Купяк опасался, что этот человек, ежедневно ездящий на работу, может информировать власть о ситуации в районе его действий».

Днём 5 июня 1945 года Купяк во главе своей банды и банды УПА Дижака «Черноты» совершил нападение на село Соколов в повяте Каменка Струмилова. Во время нападения были убиты: депутат районного совета в Буске, Юлия Дусан, Марта Куцак и её дочери – Мария Куцак, Олена Бакун и Теофила Бакун (мужья Олены и Теофилы служили в советской армии); Анастасия Дусан и её дочь Анастасия; Анастасия Волошина и её сын Иван; Андрей Сахаревич, его жена Мария и их дети – Иван и Анастасия, а также Якуб Волошин. Всего было убито 16 человек. Имущество убитых похищено.

Рассказ свидетеля Анастасии Сахаревич: «В селе Соколов проживаю с рождения. В 1944 году жила рядом с семьёй Андрея Волошина, который был моим родственником. Когда летом 1944 года здесь проходил фронт, всё хозяйство Волошина сгорело. Его семья поселилась у меня. Немного позже Волошина призвали в советскую армию. В начале июня 1945 года, поздно вечером, когда мы, то есть я, жена Андрея Анастасия и их дочь в возрасте тринадцати-четырнадцати лет готовились ко сну (сын Иван Волошин пятнадцати лет спал в овине), неожиданно в хату вторглись несколько вооружённых бандитов. Один из них обратился к жене Волошина Анастасии, что хочет решить с ней одно дело. Проводил её в компании других бандитов в другую комнату и закрыл дверь. Через минуту услышала выстрел. Поняла, что её убили. Девочка Оля начала плакать. Умоляла бандитов, чтобы её выпустили из хаты. Обе выбежали и спрятались в саду. Видела, как бандиты вошли в овин, нашли там сына Ивана, проводили в комнату, где лежала мёртвая мать, и там его убили. Утром вошла в комнату и увидела, что мёртвая Анастасия сидела на полу, опёртая на печь, ей выстрелили в лицо. Рядом лежал труп её сына, во рту было много земли, что означало, что перед смертью его мучили. Мать и сына убили за то, что её муж, а его отец, служил в советской армии».

Рассказ пострадавшего Васыля Сахаревича: «Когда-то моего отца Андрея встретили бандиты атамана Купяка, и приказали ему снимать сапоги, которые недавно себе купил. Отец поссорился с ними и в конце сказал им, что чужими сапогами они не добьются независимой Украины. Бандиты это запомнили, так как через несколько дней пришли и убили отца, мать, брата Ивана и сестру Анастасию».

Днём 23 июня 1945 года Купяк во главе своей банды и лесной банды ОУН-УПА «Соловья» совершил нападение на село Грабово, где убили четыре семьи. От рук палачей погибли: Мария Сосновска и Катажина Домарецка, мужья которых служили в штурмовом батальоне (истребительном батальоне), Анна Собашек (её муж служил в советской армии), шестидесятилетний Ян Млот, Юлия Смага, Алексей Сосновски, Павел Баландюк, Эмилия Сорока, Ян Сорока и восьмилетний мальчик – сирота. Всего было убито 11 человек. Их имущество обогатило счёт бандитов.


Последний раз редактировалось: штурман (Чт Фев 05, 2009 3:42 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Пн Июл 03, 2006 2:53 pm
Ответить с цитатой

По приказу Купяка в июне 1945 года задержана жительница села Чаныж Иоанна Палыга и доставлена к месту стоянки банды Купяка, находящемуся в окрестностях яблоневских лесов, где Купяк с Олийныком, Поцилуйко и Богданом Чучманом подвергли её допросу и зверским пыткам, а в конце задушили петлёй.



Иоанна Палыга. Убита в июне 1945 года по приказу Д. Купяка

Показания свидетеля Фалиньской – Сусабовской: «Летом 1945 года находилась с отрядом Купяка в лесу около села Яблоновка. Присутствовала при убийстве Янки Палыги, которую привели в лес Богдан Чучман, Стефан Чучман и Ярослав Иванов. Она родом из села Чаныж, но проживала во Львове, где училась на каких-то курсах.

Так как её привели со стороны шоссе, ведущего из Чаныжа в Буск, предполагаю, что её задержали на том шоссе. В отдельной палатке её допрашивали Д. Купяк и Михал Поцилуйко, позже её привели ко мне. Слышала, как она объясняла, что невиновна, и просила, чтобы её выпустили. Когда пришла ко мне, была очень испугана. Потом в палатку вошли «Ворон», «Голодомор» и «Клей», то есть Д. Купяк, который вернулся к тем двоим, и сказал: «ну, выводите её, хлопцы». Тогда Богдан Чучман и Владимир Олийнык взяли Янку под руки и повели в лес. За ними пошёл Купяк, Поцилуйко, Стефан Чучман и Иванов. Когда выглянула из палатки, увидела, как «Крюк» и «Голодомор» тянули Палыгу за волосы ко рву, который был недалеко. Через некоторое время услышала выстрел, который свидетельствовал, что её убили. Богдан Чучман рассказал мне, что Янку Палыгу сначала душили, а так как подавала признаки жизни, её добили выстрелом из пистолета».

Днём 19 августа 1945 года Купяк со своей бандой совершил нападение на село Чучманы Заболотные, где были убиты: сельский староста Стефан Гончар, его жена Мария и две дочери Юлия Лукасевич и Анна Руда; Мария Боруцка и её сын Теодор, Мария Сподарек и Юстина Пжисежна. Всего – 8 человек. Имущество убитых разграблено.

В ночь с 26 на 27 августа 1945 года Купяк со своей бандой напал на село Чаныж. Там убили 11 человек, среди которых Купяк лично убил двух женщин. Имущество убитых разграблено.
После нападения на село Чаныж Купяк, готовясь к побегу за границу, отправился во Львов и остановился в квартире Ивана Фалиньского. В то время эту квартиру посетил Богдан Мороз, житель города Буска, коллега Купяка, который раньше также был членом банды. Оба хорошо знали друг друга. Купяк предложил Морозову, чтобы с ним вышел на улицу и уговорил его посетить Лычаковское Кладбище, там его застрелил и забрал его личные документы, которые отдал Олийныку. Купяк приказал Андрею Морозову «Байраку» добывать документы для легализации членов банд ОУН-УПА.

Показания свидетеля Фалиньской – Сусабовской: «В конце сентябре 1945 года, перед моим выездом в Польшу, меня посетил во Львове, на улице Лучаковской, 19, Богдан Мороз, мой сосед из Буска. В то время у меня был Д. Купяк, готовящийся к побегу за границу. Оба хорошо знали друг друга. Купяк предложил ему, чтобы вышел с ним на улицу, потому что имеет к нему для обсуждения одно дело. Менее чем через час Купяк вернулся и сказал, что убил Богдана Мороза на Лучаковском Кладбище, так как боялся, чтобы он не предал его советским органам безопасности. Перед побегом Купяка в Польшу, когда находилась с ним во Львове, появилась родственница Купяка и привезла изделия из золота, доллары, шубы и много других ценных вещей, которые прятала для него. Всё это он забрал с собой, когда убегал за границу. Во Вроцлаве продал при мне одну шубу за 10.000 злотых.
Купяк был самым жестоким из всех бандитов, которых узнала. «Ликвидировать кого-нибудь» была известная в банде весёлая поговорка Купяка. Убийства были их ежедневным занятием. О ликвидации человека Купяк решал сам. Убивал людей, не проверяя, являются ли доносы и подозрения правдивыми. Часто говорил, что «у нас нет времени проверять, являются ли доносы правдивыми, чем больше будет убийств, тем покорней и послушней будет население. Независимую Украину можно завоевать только террором». Купяк – это бандит, карьерист и грабитель. Возвышенными лозунгами об Украине и украинском народе маскировал только удовлетворение жажды обогатиться».

В октябре 1945 года Купяк с документами экспатрианта по фамилии Владыслав Бродзяк выехал в Польшу, забрав с собой награбленное золото, доллары и другое ценное имущество убитых им людей. В мае 1946 года убежал из Польской Народной Республики в Чехословакию, а оттуда через Германию, Англию – в Канаду и поселился в Торонто.


Последний раз редактировалось: штурман (Чт Фев 05, 2009 3:55 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Ср Июл 05, 2006 11:07 am
Ответить с цитатой

Образы пяти осуждённых и приговор.

Образы пяти осуждённых членов отряда СБ краевого управления ОУН (OUN), организованной и руководимой Димитром Купяком, пойманных и осуждённых в 1969 году в населённом пункте Красное, охватывает членов банды по фамилиям: Владимир Олийнык («Голодомор»), Андрей Мороз («Байрак»), Павел Чучман («Бенито»), Стефан Чучман («Берёза»), Леон Поцилуйко («Яструб»).

1. Владимир Олийнык – родом из Чаныжа, во время немецкой оккупации проживал в Буске, уезд Каменка Струмилова. В отряд СБ (SB) краевого управления ОУН (OUN), во главе которого стоял Д. Купяк, вступил в апреле 1944 года. Прошёл там военную подготовку и получил кличку «Голодомор». Вооружённый автоматом, пистолетом и ручным пулемётом, действовал на территории уезда Каменка Струмилова до осени 1945 года, главным образом в окрестностях Буск – Красное. Территория его действий также охватывала уезды: Броды, Сокал и Злочов. Принимал непосредственное участие в нападениях на сёла, в террористических актах и репрессиях, а также в убийствах и грабежах гражданского населения. В сентябре 1945 года переселился во Львов, где дважды встречался с Купяком перед его бегством за границу. В то время получил от Купяка документы Богдана Мороза, убитого Купяком на львовском кладбище. С этими документами спрятался в квартире Андрея Мороза «Байрака». В ноябре 1945 получил от Мороза поддельные документы на фамилию Партык, прописался и получил жильё во Львове. Проживал в нём вместе с Морозом до 20 февраля 1946 года. После получения из Польши бланка переселенца, заполнил его своей фамилией и выехал в Радзехов. Проживал там до 25 февраля 1947 года, то есть момента ареста советской властью.

2. Андрей Мороз родился в селе Старый Милатын. Во время оккупации окончил учёбу в Духовной Семинарии во Львове (Семинария и Львовская Духовная Академия были образованы митрополитом Шептицким. Там готовились кадры униатских священников для Восточной Малой Польши). В отряд Купяка «Клея» вступил в начале 1944 года после окончания Семинарии. Завербовал его Михал Горбач «Зелёный», который также окончил эту Семинарию. Горбач был сильно связан с украинским националистическим подпольем. Вначале Андрей Мороз получил задание привести в порядок архив отряда СБ (SB), до него к этому архиву никто кроме Купяка не имел доступа. В нём нашлись указания и инструкции руководителя краевой сети СБ-ОУН (SB-OUN) Гжегожа Прышлака (кличка «Микушка») для Купяка по вопросам его преступной деятельности, копии отчётов различных террористических акций в отношении населения, списки убитых людей, националистическая литература и листовки. Когда работа с архивом была закончена, Купяк тотчас же забрал его на акцию в районе. Там показал ему, кого должен убить и лично следил за выполнением приказа. В апреле и мае 1944 года прошёл военное обучение, получил кличку «Байрак» и с оружием в руках или безоружный принимал участие вместе с бандой в нападениях, убийствах и грабежах. В августе 1945 года Купяк приказал ему явиться в органы советской власти и, укрывая свою бандитскую деятельность, заявить, что вступить в банду его заставили силой. Ему поверили, он был выпущен на свободу. Во Львове получил документы, прописался и начал учёбу в университете. Через некоторое время проживал с Олийныкем, прячущегося с документами Богдана Мороза, убитого Купяком. Олийнык передал ему приказ Купяка, чтобы любой ценой добывал документы для знакомых членов его отряда СБ (SB). Деньги на покупку документов добывали, продавая награбленные вещи и ценности, а также, нападая на людей на улице и грабя их имущество. Был задержан и арестован вместе со Стефаном Чучманом во время нападения на гражданина Петрова 29 февраля 1946 года.

3. Павел Чучман происходил из села Чучманы около Буска. В августе 1943 года вступил в украинскую полицию. Как полицейский был вооружён винтовкой. Вначале служил в селе Илковице около Сокала. Позже был переведён в село Новый Милатын около Буска, где служил до конца февраля 1944 года. В апреле 1944 года вступил в отряд Купяка «Клея». Вооружённый винтовкой, пистолетом и автоматом, под кличкой «Бенито» принимал участие в этом отряде до середины 1945 года. Летом 1946 года добыл поддельные документы на фамилию Червиньски и прятался до дня ареста, то есть до 2 августа 1947 года.

4. Стефан Чучман происходил из Буска. Весной 1943 года вступил в молодёжную организацию ОУН (OUN), называющуюся «Юнаки». В январе 1944 года вступил в лесной отряд УПА (UPA), в котором под псевдонимом «Берёза» действовал до ноября 1944 года, принимая участие во всех совершённых нападениях, убийствах и грабежах. В ноябре перешёл в отряд СБ (SB) «Черноты» в Буске и в его составе принимал участие в нападении на село Чучманы Заблотне в начале 1945 года. Там была убита семья Кокора, ограблена и сожжена хата, в которой находились трупы убитых. В начале 1945 года Стефан Чучман присоединился к банде Купяка и активно с ним взаимодействовал. Принимал участие в нападении на Буск, Радзехов и во многих других. В конце 1945 года переселился во Львов, где проживал под фальшивой фамилией – Бородейко. 20 февраля 1946 года с Андреем Морозом ограбили на улице гражданина Петрова и был арестован вместе с Андреем Морозом во время совершения этого преступления.

5. Леон Поцилуйко (кличка «Яструб»), житель села Яблоневка, в 1942 году вступил в ОУН (OUN), где выполнял обязанности доставки оуновской почты, а также провожал бандитов ОУН (OUN) из яблоневского леса в места формирования банд УПА (UPA). В мае 1945 года вступил в банду СБ (SB) Купяка, принимал участие во всех нападениях, убийствах и грабежах. В конце 1945 года поселился во Львове под фальшивой фамилией Горняк, и до ареста, то есть до 1 апреля 1946 года, поддерживал связь со своими сообщниками.


Приговор:

1. Владимир Олийнык – 15 лет лагерей строгого режима
2.Андрей Мороз – 13 лет лагерей строгого режима
3.Павел Чучман – 15 лет лагерей строгого режима
4.Стефан Чучман – 15 лет лагерей строгого режима
5.Леон Поцилуйко – 14 лет лагерей строгого режима



(Стоит отметить, что приговор достаточно мягкий, если учесть, за что расстреливали в 60-е - 70-е годы, например, за незаконные валютные операции - примечание штурман).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
штурман

Site Admin


Зарегистрирован: 12.09.2005
Сообщения: 2868
Откуда: город-герой Севастополь - город-герой Ленинград

Сообщение  |    Добавлено: Чт Июл 06, 2006 6:17 pm
Ответить с цитатой

Заключение

После долгого ожидания, в июле 1995 года получил письмо из Министерства Юстиции Канады, Отдела Преступлений Против Человечности и Военных Преступлений, датированный 26 июнем 1995 годом, следующего содержания: «Большое спасибо за письмо от 12 мая 1992 года, которое нам было передано через Канадское Посольство в Варшаве. Дело против Купяка было закрыто по причине смерти подозреваемого. Ещё раз большое спасибо за заинтересованность Пана и поддержку нашей работы».

И так, смерть убийцы и военного преступника (совершил самоубийство) избавила Канадское правительство от проведения затруднительного расследования в выяснении правды, которое в конце подтвердило бы неприятный факт, что на территории Канады, более чем через полвека, нашёл убежище такой грозный военный преступник. Это было бы прецедентом к проведению изучения всех лиц, граждан польской и украинской национальностей, которые тотчас же после II Мировой войны оказались не только в Канаде, но и в Соединённых Штатах, Аргентине, Бразилии и других государствах обеих Америк. Тогда обнаружилось бы, сколько военных преступников нашло убежище и избежало наказания за свои преступления.

Во время войны на территориях, оккупированных немцами, ОУН (OUN) создавала военные соединения, поддерживающие Гитлера. Батальон «Нахтигаль», батальон «Роланд», а также 14-я стрелковая дивизия «СС - Галичина», которые также участвовали в геноциде и убийствах польского населения. Украинские националисты, вступая в эти воинские формирования, отказывались от польского гражданства, но в случае опасности охотно выдавали себя за польских граждан и даже поляков, используя при бегстве с мест преступлений тысячи «аусвайсов» («аусвайс» – удостоверение личности во время оккупации Польши немецко-фашистскими войсками) на бланках с подлинными печатями и подписями, которые во время немецкой оккупации пропали во многих учреждениях на территории Восточной Малой Польши, где работали украинские националисты. Кроме того, использовали личные документы своих жертв, и как польские граждане, и даже, как поляки, искали убежище от ответственности за свои преступления не только в западных государствах, но и в польской народной республике, где чаще всего как агенты КГБ продолжали скрытую антипольскую и антигосударственную деятельность в пользу Москвы, о чём пишет доктор Александр Корман в журнале «На Рубеже» («Na Rubieży») (№ 35, 1999 год), в статье под названием «УПА на территориях II Республики и её отношение к польскому населению». Классичесикм примером такого побега с польскими документами является бегство атамана Д. Купяка.

В последнее время в Великобритании, благодаря общественным средствам открыто, что на её территории нашло убежище более 1500 военных преступников из украинского воинского формирования – 14-й стрелковой дивизии «СС – Галичина», которая, выслуживаясь перед Гитлером, совершила много преступлений геноцида польского населения в населённых пунктах: Гута Пеняцка, Гута Верхобуска, Подкамень, Ганачов и многих других на территории Восточной Малой Польши. После окончания войны Сталин потребовал от своих союзников передачи членов ему всех воинских соединений, взаимодействующих с Гитлером, то есть армию генерала Власова, донских казаков под командованием генерала Краснова и многих других, в том числе соединения украинских шовинистов 14-й стрелковой дивизии «СС – Галичина». Генерал Андерс, не зная их преступлений, спас этих преступников от передачи их в руки Сталина. По просьбе Шандрука, бывшего офицера польской армии, убеждал Черчилля, что это польские граждане, и за измену будут отвечать перед судом польского Правительства. Но, к сожалению, как оказалось, все существующие правительства, действующие как в Польской Народной Республике, так и в III Республике, запомнили о преступлениях «СС – Галичина», и только в английских СМИ поднялась шумиха вокруг этого вопроса, в польской прессе начали вспоминать о «СС – Галичина». Неожиданно наступило озарение, и были припомнены друг другу скрытые до настоящего времени преступления, известные каждому жителю пограничных областей.

О преступлениях ОУН – УПА (OUN – UPA), совершённых против польского населения в Восточной Малой Польше и на Волыни, царит упорное молчание. А, всё-таки, как Польша ни длинна и широка, но все знают о тех преступлениях чудовищного геноцида. Живы ещё свидетели этих преступлений, которым удалось убежать из-под топора, ножа или от пули зверских палачей, но наша элита старается эти преступления замолчать, затушевать и предать забвению. В частности, редакторы «Газеты Избирателя», а также польскоязычные псевдоисторики, стараются их объяснить и оправдать, чтобы, якобы, таким образом, не затрагивая щекотливых вопросов, примирить оба народа. Эта идея абсурдна, потому что нельзя строить примирение через забвение, а часто отрицание совершённых преступлений.

Польский народ желает примирения и дружбы с украинским народом, но не с его кровожадным подонком, каким была фашистская организация ОУН – УПА (OUN – UPA). Их преступления должны быть разоблачены, сурово осуждены и прокляты, а ещё живущие предводители покараны. Нельзя допустить того, чтобы их преемники разжигали ненависть к Польше и полякам. Непокаранные преступления становятся причиной новых преступлений, а скрывающиеся преступления и преступники, уважаемые за это их сообщниками, которые жаждут политических аспектов в будущем, не могут быть оправданы. Наша правящая элита должна это обдумать.

Конец.

Но это только конец одной книги. На самом деле, продолжение следует. Нам предстоит очень много работы, чтобы трагические моменты истории не повторились.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Я - Anti-Orange! -> Преступления ОУН-УПА Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 16, 17, 18  След.
Страница 2 из 18

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Администрация сайта не несет ответственности за публикуемые на форуме сообщения

© 2005-2016 www.Anti-Orange-ua.com.ru
  Яндекс цитирования           Адресная книга Интернет. Желтые страницы.   Украинский портАл